Союз Университета и Музея: сценарии начинающегося сотрудничества – 2
04.10.2021

В этом выпуске блога представлена вторая часть моего диалога с Мариной Девовной Лошак, директором Государственного музея изобразительных искусств (ГММИ) им. Пушкина, известным российским куратором, галеристом, искусствоведом, арт-менеджером, коллекционером и музейным работником, недавно посетившей Томск и наш университет с целью подписания соглашения об организации в нашем городе филиала ГМИИ и развития сотрудничества с ТГУ.

Пушкинский музей знаменит не только своим уникальным фондом и специалистами, но и необычными проектами, а также опытом организации неординарных образовательных программ. Так, с 2016 года совместно с выдающимися отечественными пластическими хирургами он помогает растить новое поколение специалистов в этой сфере. Здесь они развивают свой эстетический вкус, столь необходимый в их работе, изучая историю мирового искусства, и делают более «точными» свои руки, занимаясь рисунком и лепкой под руководством профессиональных художников и скульпторов.

Первые мероприятия, проведенные в конце мая в рамках совместного празднования Дней рождения ТГУ и ГМИИ, показали, что и у нашего партнерства существует огромный потенциал.

9.jpeg

Эдуард Галажинский:

– Марина Девовна, я надеюсь, что наше с вами сотрудничество поможет сформировать у студентов и преподавателей Большого университета в Томске новое отношение не только к музейным пространствам и искусству, но и к будущей и настоящей профессии, жизни и миру в целом.

Марина Лошак:

– Да, дисциплинарная наука «раздробила» картину мира современного человека, и только цельному, пусть и субъективному взгляду художника под силу соединить её снова и задать новые её ракурсы. Есть такой замечательный профессор в Америке по имени Гэри Радке (Gary Radke), он специалист по эксфлорентистам эпохи Возрождения, автор множества книг. Основной его университет – Университет Сиракуз (Syracuse University). У профессора Радке есть чудесная небольшая лекция, в которой он рассказывает, зачем человеку изучать историю искусств и получать степень в этой области. Это очень хороший заход, на котором можно построить курс о том, как понимание искусства может пригодиться человеку в любой профессии, любой специальности, и что искусство дает нам тот самый язык, о котором мы говорили ранее. Мне кажется, что для университета это чрезвычайно актуально. Только нужно очень по-умному и нестандартно сочинить такой образовательный курс.

Вообще, это всё довольно свободное плавание, которое может осуществляться абсолютно по-разному. Можно, например, организовывать диалоги зарубежных и отечественных визионеров в науке и искусстве. Мне кажется, это тоже очень перспективная форма сотрудничества. Таких людей не так уж много, но они есть. Один из них – Юрий Аввакумов, который сейчас приехал вместе с нами в Томск для участия в «Днях искусства и науки в ТГУ». Он соединяет в себе разные профессиональные умения: архитектора, художника, архитектора музейных выставок мирового уровня. Кстати, у него есть свой авторский «гостевой» курс из шести историй. Это рассказ о шести разных мировых выставках, которые он посетил и которые он сам делал как архитектор. Это очень интересное повествование и про историю, и про искусство, и про культуру, и про другие музеи, и про то, как устроен человек.

10.jpeg

Такие авторские курсы вполне самодостаточны, и их можно организовывать отдельно от других курсов. То есть привозить интересных людей, которые сделают такие циклы, сопровождая их соответствующим визуальным материалом. Все будут в восторге. И это тоже большое расширение, и уход в трансфессию несмотря на то, что является специальным знанием. Однако оно очень «раздвигает» представление человека о мире. Такие вещи могут быть разными, в том числе и вполне тематическими, становящимися частью более крупных образовательных курсов и программ. Это не обязательно формат экзаменационно-зачетный, просто развивающий. Будем надеяться, что мир через какое-то время вновь откроется, потому что коммуникация должна быть не только информирующей, но и вдохновляющей. Люди, собираясь вместе, будут вдохновлять друг друга и обучающихся через харизму, что очень важно для достижения конечной цели. Уверена, у нас всё может получиться очень интересно. Внутри наших бесконечных попыток в онлайн-пространстве выразить себя как музей мы собираем харизматичных «немузейных» людей, выступающих на разные темы. Подобные вещи мы можем делать в сотрудничестве с вами.

Э.Г.:

– У нас пока нет задачи заходить на это поле в плане формирования профессиональных компетенций, но если всё-таки такой проект «гостевых» лекций будет вызревать во что-то крупное и значительное, то мы, конечно, будем его поддерживать. Надо сказать, что для нас такой формат тоже не нов. Например, совсем недавно в ТГУ приезжал директор Института Дальнего Востока РАН Алексей Маслов, известный российский востоковед и историк. Контакт оказался очень плодотворным. Профессор Маслов прочитал для нас три лекции о Китае, точнее, о том, как в этой стране функционирует научно-образовательная сфера и как можно в ней сотрудничать. Потом мы обсуждали с ним возможность создания в Китае и Индонезии совместных университетов. При этом он обратил наше внимание на то, что очень важно изначально выбрать правильную фокусировку при организации подобных институций. В качестве примера он привёл Новосибирский государственный университет, который решил в своё время сосредоточиться на искусстве Китая, даже на каких-то узких его аспектах. И вот сейчас они считаются лучшими в нашей стране по этому вопросу. Поэтому если у нас будет оформляться такая фокусировка и для вас она тоже будет интересна, то мы можем сюда вложиться. Это может быть, например, что-то антропологическое, связанное с Сибирью. Шаманизм, например.

11.jpeg

М.Л.:

– Да, локальность сейчас «в топе». Здесь тоже могут получаться очень интересные и важные вещи. Однако мне кажется, что сейчас прежде всего нужны не специализированные программы (если только не выращивать специалистов-профессионалов в соответствующих областях), а «свободные», рассчитанные на большие поточные аудитории человек по пятьсот. В МГУ есть такие межфакультетские курсы. Это нечто не слишком «заглублённое» и одновременно не совсем поверхностное, но интересное людям, обучающимся на разных направлениях.

Мы с моими коллегами говорили о том, что в пространстве Томска уже сейчас можно работать над созданием креативных кластеров, объединяющих людей, занимающихся искусством, с людьми, работающими и обучающимися на экономическом факультете. Это может быть программа, соединяющая два факультета или два образа, где люди могут не только создавать какой-то проект, но и зарабатывать деньги для себя и университета. Получаются очень интересные результаты, когда в поле стартапа вступают студенты, преподаватели, исследователи и художники, и они вместе создают продукт. Всё это – абсолютная реальность, которая будет очень востребована городским сообществом. И это относительно легко осуществить. Общая схема реализации подобного проекта может быть примерно такой: одни создают контент, другие через маркетинг и экономические модели организуют его продвижение и жизнеспособность. Например, в любом музейном магазине есть отдел, в котором работают маркетологи, экономисты, то есть люди, понимающие, как работает производство и чем оно должно в результате закончиться. Создание креативных индустрий является сегодня национальным социальным трендом, на него выделяются значительные средства. Это очень простой, очень видимый и очень реальный ход, который собирает представителей разных сфер и превращает то, чем они занимаются, в реальную прикладную историю.

Э.Г.:

– Наш университет уже начал разрабатывать серии сувениров с контентом об истории ТГУ, основанные на артефактах.

12.jpeg

М.Л.:

– Вообще, музейность в университете и музей как самостоятельное явление могут успешно соединяться внутри ваших университетских пространств. У вас есть разные музеи, которые мы с вашими коллегами можем перевести в какую-то новую фазу жизни, пересмотрев их сущность. Можно поручить разным хорошим художникам рефлексировать на эту тему, то есть путём деликатного внедрения искусства в университетские музеи сделать из них широко известные в стране и мире образы. Если эту историю правильно изложить, то есть интересно и современно показать Томский университет, его профессоров, меценатов, историю путешествий его ученых и их коллекций, то это может быть проект, который поедет по России и за границу. Иными словами, это может стать большой интернациональной историей.

Э.Г.:

– Мы были бы вам крайне признательны за помощь в реализации таких проектов! 

М.Л.:

– Специалист, которая показывала нам ваши музеи, говорила о том, что какие-то из них университет хочет немного улучшить. Это страшное слово «улучшить» меня очень испугало, потому что все увиденные нами музеи настолько прекрасны, что любое их улучшение – большой риск. Это уже замечательные произведения, которые прекрасно работают в том виде, в каком они есть. К какому-либо их улучшению нужно приступать очень деликатно, поэтому я вас хотела попросить: если вы решите всё-таки за это взяться, то не минуйте нас. Мы готовы вас проконсультировать, найти лучших дизайнеров и архитекторов, ведь мало кто может похвастаться такой историей и аутентичностью, как Томский государственный университет. Например, дореволюционным профессорским кабинетом, который нам показали. Невероятно интересно! Всё это можно превратить в хорошо экспортируемые ценности. И здесь мы можем вам помочь. И это наша важная миссия, потому что такие аутентичные пространства и артефакты тоже являются объектами искусства. Нам самим очень интересно с ними работать. Это и должно быть деятельностью нашего филиала в Томске. Не только с точки зрения современного искусства, но и для того, чтобы найти деньги для дальнейшего развития ваших музеев. Если всё правильно «упаковать», то всё получится. Про такие пространства и объекты нужно рассказывать. Нам показалось, что пока вы недооцениваете то, чем обладаете.

Э.Г.:

– Марина Девовна, а что вы думаете о таком возможном направлении совместной работы, как оцифровка культурного наследия? Частично мы уже начали такую работу, оцифровывая фонд нашей Научной библиотеки и некоторые артефакты наших университетских музеев. Да и наши с вами общие намерения по организации мероприятий в рамках Art&Science также предполагают использование цифровых технологий.

13.jpeg

М.Л.:

– Да, действительно, это та сфера, в которой интересы Томского государственного университета как прогрессивного и высокотехнологичного вуза и нашего музея могут пересечься. Это то, что в Европейском контексте так и называется – Digital heritage (цифровое наследие). Это всё, что связано с цифровыми возможностями для сохранения и популяризации мирового культурного наследия, а также его новой – цифровой – репрезентации. Некоторые эксперты считают, что формируется даже своеобразная философия, помогающая осмыслить и переосмыслить мировое наследие с помощью «цифры». Однако я полагаю, что нам нужно сначала самим основательно разобраться в этом вопросе. Для начала хорошо бы просто открыться с точки зрения цифры, то есть оцифровать всё, что необходимо. Да, эта работа начата, но проделано ещё недостаточно. Конечно, существуют совсем новые технологические возможности, связанные с системой копирования, о которых сейчас все говорят. Наши коллеги в определенной степени в этом уже разобрались и даже читают на эту тему лекции. Их нужно приглашать, чтобы они помогли всем интересующимся вникнуть в эту проблематику. В конечном счете это ускорит и работу по оцифровке культурных артефактов.

Э.Г.:

– Думаю, что в контексте Большого университета в Томске таких интересующихся будет немало. Кроме того, будущий Большой кампус априори предполагает новую организацию общественных пространств, в том числе с помощью цифровых технологий, которые могли бы наполнить их соответствующими виртуальными экспозициями. Недавно в Москве я был в вашем музее на выставке американского художника Билла Виолы «Путешествие души», работающего в жанре видео-арта. Трансляция визуальных образов с огромных экранов вместо холстов производят сильное впечатление и остаётся в памяти надолго. Тогда у меня промелькнула мысль, что в нашем будущем кампусе должно быть нечто подобное, что, с одной стороны, заставляет как бы замедлить время, погружая человека почти в медитацию и освобождая его перегруженное информацией сознание, а с другой, будит в нём творческую энергию и желание созидать.

14.jpeg

М.Л.:

– Искусство – это всегда энергетический обмен между человеком и произведением, созданным художником. Безусловно, в новом кампусе должно быть пространство, где это должно происходить и где можно было бы заниматься визуализацией на темы, связанные с наукой и искусством, включая цифровые. Виртуальные художественные выставки, организуемые в нём, могут стать частью нашего системного присутствия в Томске. Всё это так или иначе должно быть связано с наукой как таковой. Это будет выглядеть очень органично, если мы соединим всё с университетской практикой. Не абстрактно, а реально. В нашей стране этим пока почти никто не занимается. Нужно думать и над соответствующим событийным рядом, который мог бы стать еще одним способом привлечения внимания целевых аудиторий к Большому университету и его новому кампусу. Это должны быть разные события в рамках направления Art&Science, но всегда в одно и тоже время, чтобы концентрировать внимание на каких-то определенных вещах, интересных и важных для многих людей.

Э.Г.:

– Подытоживая наш разговор, можно сделать вывод, что модель начинающегося сотрудничества ТГУ и Пушкинского музея будет выстраиваться на синтезе науки и искусства, синтезе двух типов мышления. С одной стороны, это формирование языка научного прорыва, совместного форсайта как попытки заглянуть за горизонт происходящего и определиться с выбором новых научных стратегий. А с другой стороны, речь идёт о совершенно новом направлении современного искусства и новых образовательных программах, которые мы планируем вместе создавать и развивать на базе университета, чтобы в полной мере реализовывать свои культурно-просветительские функции, свои «третьи миссии».

15.jpeg

Мы в ТГУ уже давно поняли, что говорить сегодня только о технологическом предпринимательстве и развитии новых технологий – очень однобокий подход. Необходимо учитывать расширение человека как личности за счёт средств, которыми располагает искусство, таким образом его «достраивая», чтобы он брал ответственность за эти технологии более осмысленно, целостно, с безопасностью для общества и самого себя. Смысл нашего сотрудничества именно в этом. Все детали, которые мы сегодня обсуждали, – элементы, из которых будет состоять весь «пазл». Предпосылками гармоничности этого пазла являются не только общие моменты историй возникновения наших институций больше ста лет назад, но, прежде всего, в обоюдном интересе к Человеку. В одном из своих выступлений вы, Марина Девовна, сказали, что «Пушкинский музей – это музей, который всегда демонстрирует человеческое». Наш классический университет – это тоже всегда про «человеческое». Вы сказали также, что ваш музей – носитель великого бренда и что вы верите в его великое будущее. Наш Томский государственный университет тоже носитель великого бренда, и мы тоже верим в его великое будущее. Наконец, вы строите сейчас Большой музейный квартал в Москве, и мы тоже стоим на пороге строительства Большого кампуса в Томске. Столько совпадений не могут быть случайностью! Поэтому я верю, что наше сотрудничество может быть долгим и по-настоящему плодотворным.

Беседу записала Ирина Кужелева-Саган

16.jpeg


04.10.2021
В этом выпуске блога представлена вторая часть диалога с Мариной Лошак, директором ГММИ им. Пушкина