Учёные БИ ТГУ выясняют, откуда в дожде и снеге берётся микропластик
8 Сентября 2021

Биологи Томского государственного университета одними из первых в России начали изучать атмосферный перенос микропластика (МП). Анализ проб дождя и снега, собранных на территории Сибири, показывает: частицы, которые в них преобладают, – это преимущественно синтетические волокна. Они являются самыми легкими и поэтому наиболее подвержены переносу.

Изучение атмосферного переноса микропластика – мировой тренд, за рубежом к таким исследованиям приступили всего несколько лет назад. Учёные Биологического института ТГУ первыми в РФ провели регулярные исследования. Они проанализировали скорость и масштабы выпадения синтетических микрочастиц из атмосферы с дождём и снегом в разных точках Сибири, в том числе в городской черте Томска. Для этого с ноября 2020-го по май 2021 года проводился сбор всего объема осадков, выпадающих за месяц на определенную площадь. После этого микрочастицы были извлечены из образцов, произведены их подсчёт и идентификация.

ТГУ является лидером в России по исследованию синтетических микрофрагментов в окружающей среде. Недавно биологи завершили анализ воды из десяти крупных рек, включая Обь, Енисей, Печору, Волгу и другие. Данные о концентрации в них микропластика получены для России впервые. 

011.jpg

Согласно полученным данным, в среднем на один квадратный метр территории в Томске с дождем и снегом выпадает 657 ± 108 частиц ежедневно. Больше всего МП выпало на квадратный метр в феврале, меньше всего – в апреле. По размерам среди микрочастиц, выпавших с ноября 2020 по май 2021, преобладали частицы менее одного миллиметра. Преимущественно это были волокна, доля которых составляет 66 процентов от общего количества найденного МП. Это согласуется с данными других исследователей – почти во всех работах, посвященных атмосферному переносу МП и его выпадению с осадками, отмечено преобладание волокон как самых легких и аэродинамичных частиц. 

Главным источником микроволокон пластика являются синтетические текстильные изделия, выбрасываемые людьми, и сточные воды, содержащие всё те же волокна после стирки вещей. Решением этой проблемы могла бы послужить организация правильной утилизации ненужных синтетических вещей либо их вторичная переработка, а также более тонкая «настройка» очистных сооружений.

Сопоставить эти показатели с другими российскими городами пока не представляется возможным, поскольку такие данные отсутствуют. Если сравнивать ситуацию с обстановкой в мире, то скорость осаждения частиц в Томске ниже аналогичного показателя в черте Лондона, где ежедневно с атмосферными осадками и посредством сухого переноса выпадает до 1008 частиц на квадратный метр.

В настоящее время исследователи накапливают данные по России. Они анализируют пробы снега, собранные в рамках масштабной экспедиции по Сибирскому федеральному округу. Образцы были взяты на большой территории от Бийска до Заполярья. Завершить их анализ учёные планируют к концу года.

Отбор проб снега в экспедиции.jpg

Как отмечают учёные, присутствие микропластика в окружающей среде – это общемировая проблема. Не защищены от атмосферного переноса даже особо охраняемые природные территории. Например, для национальных парков США, таких как Гранд Каньон, Скалистые горы и других, средняя скорость осаждения частиц составляет 132 частицы на квадратный метр территории в сутки. На заповедных территориях во французских Пиренеях с атмосферным переносом выпадает даже больше – в среднем 365 частиц на квадратный метр в сутки.

Выпавший пластик подвержен дальнейшему переносу – с воздушными потоками и поверхностным стоком, также он частично аккумулируется в почве, попадает в воду, вовлекается в биологический круговорот. Вместе с пищей, например, рыбой, микропластик может попадать в организм человека. Сказать, насколько это опасно, учёные пока не могут, но в настоящее время в мире уже ведутся исследования, которые должны дать ответ на этот вопрос.   

Биологи ТГУ в свою очередь намерены изучить другой аспект: выяснить, откуда именно атмосферные массы могут приносить частицы микропластика и какие объекты при фрагментации дают наибольший объём загрязнения.

– Использование метода инфракрасной Фурье-спектроскопии позволяет точнее идентифицировать микропластик и за счет определения химического состава понимать, что это. Например, для микроволокон – полиамид, полиэстер, полиакрилонитрил это или другой полимер, – объясняет заведующая лабораторией промышленной микробиологии Биологического института ТГУ Юлия Франк. – Надеемся, что в этом году у лаборатории появится нужное оборудование, что значительно расширит наши возможности изучения микропластика в атмосферных осадках, водоёмах, почве и биологических объектах.  

Ю. Франк.jpg