Психологи ТГУ предложили новый взгляд на «дилемму заключенного»
11 Февраля 2021

Декан факультета психологии ТГУ Дмитрий Баланёв провел социальный эксперимент: проследил зависимость социализации людей при выборе стратегии действия для «дилеммы заключенного» – одной из самых известных задач в мировой теории игр. Применять эти стратегии можно как для решения бытовых конфликтов, так в глобальных вопросах политической и экономической жизни. Учёный доказал, что социализация влияет на прогнозируемость поведения людей. Исследование проводилось по государственному заданию Минобрнауки России, результаты опубликованы в Сибирском психологическом журнале.

«Дилемма заключенного» – это ситуация, где двум подозреваемым дается выбор: обвинить второго либо промолчать. В случае если оба промолчат – каждому дадут по одному году тюрьмы; если они обвинят друг друга – по два года; а если один промолчит, а другой обвинит – первый получит три года, а второй выйдет на свободу. При этом подозреваемые знают, что им озвучили одинаковые условия.

Дилемма заключенного

Первым такое название этой ситуации дал Альберт Такер, она вошла в теорию игр как пример поиска оптимальной стратегии действия, когда появляется конфликт между рациональным выбором, который устроит всех, и получением наилучшего результата для кого-то одного. Для описания и предсказания действий участников введены идеальные стратегии, где каждый действует по конкретному плану в повторяющейся ситуации дилеммы. Например, всегда решает молчать или наоборот «предавать» второго.

Наглядно увидеть, как действуют эти стратегии можно на открытом ресурсе «Эволюция доверия». Но проблема заключается в том, что они чаще всего рассматривается с точки зрения информационных моделей, где стратегии не учитывают отношения, которые возникают при игре реальных людей. Дмитрий Баланёв в своем исследовании рассматривал влияние социализации на повышение предсказуемости действий – как отдельного человека, так и группы людей в ситуации решения задачи социальной дилеммы. При этом ученый использовал возможности нейронных сетей как средства категоризации результатов с точки зрения, применяемой игроком стратегии, а также влияние социальных факторов.

– В ходе исследования мы анализировали поведение незнакомых людей – до тренинга «социализации» и после его воздействия. Затем при помощи нейронных сетей определяли закономерности изменения стратегии игрока. Как итог – рассмотрены вопросы о том, насколько склонны реальные игроки использовать стратегии в чистом виде и склонны ли они использовать одну и ту же стратегию до и после эксперимента, – рассказал Дмитрий Баланёв.

Дмитрий Баленёв

Эксперимент состоял из трех этапов. Сначала участникам исследования необходимо было выполнить задачу итерационной дилеммы заключенного с рандомным напарником. На втором этапе участники в группах выполняли ряд заданий – для включения в социальные взаимодействия. Смысл третьего этапа – измерение эффекта социализации. Каждый период участники случайным образом разделялись на пары, при этом они были проинформированы, что точно играют с кем-то из своей подгруппы.

– До эксперимента вариант с предательством во всех раундах составлял 20% от всех решений, а с полной кооперацией – чуть больше 1%. После экспериментального формирования социализации 34% участников стали придерживаться стратегии «всегда сотрудничать» и только 13% – «всегда предавать». Особый интерес в этом отношении представляет форма игрового поведения, демонстрирующая резкий переход от стратегии «предательства» к стратегии «сотрудничества». Мы обнаружили 14% таких случаев, при том что обратных переходов участники нашего эксперимента не проявили вовсе, – объяснил Дмитрий Баланёв.

Еще одним важным результатом исследования стала прогнозируемость действий участников. До проведения тренинга типовыми стратегиями можно было объяснить 48% решений, а после – 73%. Таким образом, можно сказать, что экспериментальное воздействие приводит к существенному повышению предсказуемости действий игроков, а социализация может стать механизмом повышения степени определенности в выборе стратегии при решении социальной «дилеммы заключенного». Однако остается актуальной проблема идентификации тех стратегий, которые оказались неопознанными.

С полным текстом статьи по этой теме можно ознакомиться на сайте Сибирского психологического журнала.