Автор фестиваля «мУкА»: к современному искусству никто не равнодушен
4 Июня 2021

С 28 по 30 мая в Томском государственном университете прошел паблик-арт-фестиваль «мУкА. Склады искусства», посвященный проблеме сохранения культурного наследия Томска и его творческому осмыслению современными художниками. Тема этого года – «(Раз)Очарованный круг» – обращается к проблематике локального контекста, культурного наследия и инноваций в развитии городской среды. На территории Университетской рощи возле старинного моста через реку Медичку разместились более десятка работ художников – граффити и public-art-объекты.

Как шла подготовка к фестивалю, какой оказалась реакция на него и чего томичам ждать от следующего аналогичного мероприятия, рассказала автор проекта и его руководитель, заместитель директора Института искусств и культуры ТГУ по творческой деятельности Анастасия Куклина.

– Анастасия, «мУкА. Склады искусства» 2021 года – это второй такой фестиваль для Томска. Сложнее или проще было его организовать? С одной стороны – уже есть опыт, с другой – новая площадка, новые условия, да еще и с учетом пандемии.

– Конечно, было сложнее, поскольку немного изменился сам формат фестиваля. В первый раз он был активистским – мы привлекали внимание к складам Горохова, необходимости реставрировать этот памятник архитектуры с перспективой создать там Центр современного искусства. Второй наш фестиваль получился больше непосредственно про искусство. Но основная тематика – соединение культурного наследия и современного искусства – осталась. Новым объектом был выбран мост через реку Медичку в Университетской роще. И тут тоже есть связь с прошлым фестивалем, поскольку предположительно этот мост спроектировал Андрей Крячков, архитектор Гороховских складов.

– А если бы Гороховские склады не были проданы в этом году, вы бы снова рядом с ними решили провести фестиваль?

– Нет. Конечно, фестиваль родился благодаря Гороховским складам, поскольку я долгое время работала в Сибирском филиале Государственного центра современного искусства, которому здание складов было передано в оперативное управление. Но после первого фестиваля стало очевидно, что нужно несколько видоизменять его формат, но актуальную для Томска тематику – соединение культурного наследия и современного искусства – необходимо оставить.

Первый фестиваль мы тоже называли паблик-артом – строили там инсталляции, имитирующие фасад складов. Но в этом году поставили более амбициозные цели. Пригласили двух хедлайнеров – художников из Санкт-Петербурга, которые известны далеко за пределами России. Это Владимир Абих и Андрей Люблинский. Безусловно, их участие повысило статус самого мероприятия. Кроме того, Андрей Люблинский курировал мастерскую «мУкА – Public Art», где работал с художниками из Томска и Новосибирска, помогал им дорабатывать объекты для фестиваля.

А специальный гость фестиваля Александр Васин (Москва) и партнерский фестиваль графического дизайна «Типомания» представили совместно с кафедрой дизайна ИИК ТГУ графические интервенции на кампусе университета. То есть, у нашего мероприятия появилась очень важная образовательная функция. И мы хотели бы развивать ее в будущем – воспитывать молодых художников в направлении Public Art. Для многих это был первый опыт работы с таким форматом.

Также мы, например, в этом году провели школу арт-медиации. Ее соавтором стала Элеонора Новикова, доцент филологического факультета, магистрант программы «Art&Science: Искусство. Дизайн. Технологии». Это тоже был своего рода новый вызов для нас, и это направление мы также планируем развивать. Сейчас многие музеи применяют в своей работе такой формат: набирают волонтеров и обучают их различным техникам взаимодействия со зрителем. То есть человек не просто проводит экскурсию, но вовлекает зрителя в диалог. В течение апреля-мая мы провели конкурс на участие в такой школе, отобрали 12 человек. Они прошли экспресс-обучение и в дни фестиваля проводили экскурсии-прогулки по площадкам. Все остались очень довольны – отмечали, что такой формат взаимодействия намного интереснее обычного, и он повысил интерес к арт-объектам.

Многие даже признавались, что сначала просто посмотрели выставку, ничего не поняли и им ничего не понравилось. А потом все-таки решили сходить на экскурсию-прогулку, и их отношение изменилось. Вот такого важного эффекта – образовательного – мы сумели достичь. И это кардинальное отличие от прошлого фестиваля.

– Насколько охотно люди откликались на приглашение поучаствовать в фестивале? Особенно хедлайнеры.

– Хедлайнеров я выбирала самостоятельно. Очень хотелось поработать с этими художниками, поскольку давно слежу за их творчеством, за тем, как они работают с городской средой. А наш фестиваль как раз направлен на привнесение искусства в городскую среду. И Владимир Абих, и Андрей Люблинский создают свои арт-объекты с учетом конкретных обстоятельств. В марте они специально приезжали в Томск, чтобы познакомиться с городом.

Владимир Абих очень активно работает с текстом и в рамках своего проекта «Субтитры» написал на заброшенном деревянном доме на улице Советской, 19, – «Пошел по наклонной». Таким образом он решил привлечь внимание к разрушению старинных зданий. А уже в рамках фестиваля мы с Владимиром организовали и проделали огромную работу – на Научной библиотеке ТГУ появилась надпись «Мы – буквы, с нами текст». Надо сказать, что это была очень амбициозная и сложная задумка – нам пришлось пройти длительный процесс согласования по поводу этой надписи.

– И она, пожалуй, вызвала самый большой резонанс у томичей по итогам фестиваля.

– Да, резонанс просто огромный, и не только среди томичей. Про нас написали уже и Meduza, и Собчак, и Виторган, и известные арт-критики... И это очень важно – что информация о фестивале разносится не только в локальном контексте. А в соцсетях начались баталии – например, дефис должен стоять в этой фразе или тире.

577A9831.jpg

– Поскольку вы следите за отзывами по поводу этой надписи, на ваш взгляд, положительных больше или отрицательных?

– Больше положительных, потому что все-таки у нас аудитория воспитанная, и молодежь с энтузиазмом восприняла этот объект. Конечно, встречаются и критические комментарии, но в основном от академического сообщества, и это, в принципе, нормально – оно не столь охотно идет на эксперименты. Но, собственно, в этом и заключается роль современного искусства, которое рождается из атмосферы тревоги. В данном случае, я считаю, мы создали настоящий объект искусства – хотя бы потому, что получили огромный отклик. И в сети начали рождаться разные интерпретации фразы «Мы – буквы, с нами текст». Самый смешной вариант, который мне очень понравился: «Мы – колбасы, с нами мясо». Долго с коллегами хохотали. Или вот еще такой отзыв понравился: «Так просто, что неприятно».

– То есть вам не становится обидно от такой реакции?

– Нет, мне кажется, это нормально, когда современное искусство вызывает такой отклик. Равнодушным не остался никто, поэтому всё отлично.

– Что касается других арт-объектов, которые появились в Университетской роще, были какие-нибудь недовольства со стороны старших коллег?

– Лично я с этим не столкнулась, только в интернете по прошествии нескольких дней увидела некоторые негативные комментарии. Но повторюсь, это нормально, поскольку то, что мы продемонстрировали, стало первым полномасштабным опытом Public Art в городской среде Томска.

Наш город еще не приучен к такому формату как искусство в городской среде. Но мы получили огромный охват в соцсетях на страницах фестиваля. Это подтверждает заинтересованность людей таким событием, и это тоже важный момент, которого мы хотели достичь. К тому же, мне кажется, мы вполне деликатно освоили рощу – все объекты никак не вредят среде, они очень гармонично туда вписаны.

– Еще и территория рощи стала более благоустроенной.

– Вот именно! Сотрудничали два университета – ТГУ и СибГМУ, и была благоустроена территория вокруг моста через Медичку. Это тоже тот эффект, которого мы стремимся достичь от мероприятий подобного уровня, когда меняется территория, на которой проводится событие.

– Объекты, которые были установлены во время фестиваля в роще, там и останутся?

– Ну, во всяком случае, пока – по отзывам руководства университета – все довольны и мероприятием, и объектами. Мы решили их оставить. На какой период – еще будем согласовывать. Может быть, во время приемной кампании будем проводить там экскурсии-прогулки. Потому что интерес у людей есть – я вижу, что очень многие туда ходят, фотографируют... Как-то это место заново людям открылось. Так что хотелось бы, конечно, чтобы эти арт-объекты остались хотя бы на летний период. Потом, конечно, погодные условия вряд ли позволят там их содержать. Но, например, объект с арками художника Матвея Фатеева мне кажется возможным оставить, потому что он выполнен фундаментально и вряд ли с ними что-то случится.

– На фестивале был презентован еще и проект art-lavki Sibby’s, руководителем которого вы являетесь. Расскажите о нем подробнее.

– Федеральный грант от Росмолодежи, который мы получили на фестиваль «мУка. Склады искусства» по итогам всероссийской образовательной программы «Культурная инициатива/лидерство в креативных индустриях», предусматривает создание оригинальной арт-платформы Sibby’s, объединяющей три формата. Это онлайн арт-бутик, где представлены предметы искусства и авторские дизайнерские работы по его мотивам, аукцион и собственно фестиваль «мУкА. Склады искусства».

В общем, аrt-lavki Sibby’s – это креативный стартап, где мы помогаем художникам в продвижении, делаем оригинальную арт-продукцию и развиваем креативную индустрию в Томске. В программе фестиваля мы презентовали первые прототипы, над которыми работали более полугода. Участие принимали и студенты Института искусств и культуры – с кафедры дизайна, и художники. Нам важно давать старт именно выпускникам нашего института, и это первая такая проба пера. Мы сделали сайт проекта, завели страницу в Инстаграме, уже есть первые продажи и заинтересованные люди.

DSC_0905.jpg

– Что еще было в программе фестиваля?

– Прошла публичная программа с экспертами в области культурного активизма, креативных индустрий и современного искусства. Параллельная программа включала выставку работ современных российских художников book-art «Отчет натуралиста» (куратор Евгений Стрелков, Нижний Новгород) в галерее «В Главном» и партнерские события.

– А теперь давайте про планы на будущее. Где второй, там и третий фестиваль. Есть какие-нибудь задумки уже?

– Пока в планах – осмыслить, что мы «натворили». Очевидно по откликам, что продолжать фестиваль надо. Но здесь важным будет не повторяться. При этом – сохранить миссию фестиваля, популяризировать культурное наследие через современное искусство. Какой вывод я для себя извлекла: для проведения такого рода мероприятий в небольших городах необходимо привлекать в качестве кураторов известных, опытных художников из других городов, чтобы они взаимодействовали с молодыми местными коллегами. Это обеспечивает и развитие творческой молодежи, открывает для них новые горизонты, и приносит популярность событию. Ведь важно, как часто тебя «тэгают» в соцсетях, от этого никуда не деться. Но нам надо подумать о новом месте проведения мероприятия и новым главным объектом – выбрать, какой памятник архитектуры станет следующим центром фестиваля. На это, безусловно, нужно время. И деньги.

– Кстати, раз уж упомянули про деньги – всё делается только за счет гранта Росмолодежи или были еще привлеченные средства и иная помощь?

– Были. Нас финансово поддержали кофейня «Территория Кофе», ювелирный магазин «Сорока», ну и, конечно, была колоссальная, неоценимая поддержка Томского госуниверситета. Огромное спасибо проректору по административно-хозяйственной работе и строительству Владимиру Борисовичу Андриенко, проректору по социальным вопросам Сергею Павлиновичу Кулижскому и, конечно, директору ИИК Дмитрию Владимировичу Галкину.

Партнерами фестиваля стали Институт искусств и культуры ТГУ, Томский государственный университет, Сибирский государственный медицинский университет, магистратура ТГУ «Art&Science: Искусство. Дизайн. Технологии», Фонд культурных проектов «Четверг», кофейня «Территория кофе», подкаст «Крошка Томск», независимый книжный магазин «Догма», ювелирный магазин «Сорока», томский Центр развития городской среды.