Смирнова Раиса Алексеевна

70189.jpgБиографические данные

Смирнова Раиса Алексеевна (р. 25 августа 1928 г., с. Валентиновка Михайловского р-на Воронежской обл.)

В с. Валентиновка закончила 5 классов, в мае 1941 г., за месяц до начала Великой Отечественной войны, вместе со своими родителями по плановому переселению переехала в Сибирь. Моим новым местом жительства стала деревня Шадрино Козульского р-на Красноярского края.

Больше половины века прошло с тех пор, а память до мельчайших подробностей сохраняет весь трагизм того времени, всю глубину горя, страданий, выпавших на долю нашего народа, частью которого было и мое поколение.

Война оборвало наше детство. И хотя первые 2 года войны я и мои сверстники учились в школе, мы, школьники, зимой и летом были рядом со взрослыми, помогая им даже в непосильных для нас работах.

Летом мы вместе со взрослыми жили не в деревне, а на так называемых культстанах, в 3-7 км от дома, где были расположены основные массивы зерновых сенокосных угодий. Мы занимались прополкой полей, копнили сено, собирали и снопы зерновых в копны, убирали жилые бараки и столовые здания культстанов. Зимой мы помогали колхозу убирать помещение общественного животноводства, собирали золу для удобрения колхозных полей, участвовали в подготовке и проведении концертов в госпиталях г. Красноярска. Однако настоящее мое 2-хлетнее участие на полях трудового фронта (нас ведь долго называли участниками трудового фронта) началось после 7-го класса.

В нашей деревне была только 7-летняя школа, продолжить обучение можно было лишь в райцентре, в 30 км от нашего села. Поэтому почти все из нашего класса остались в деревне и стали настоящими членами колхоза.

Сразу после школы меня избрали секретарем колхозной организации колхоза, а на районной конференции избрали еще и членом Пленума райкома комсомола. Все это налагало особую ответственность за организацию работы молодежи не только на полях и фермах, но и просветительско-агитационной работы на селе.

За те 2 военных года я вместе со своими сверстниками овладела всеми видами сельскохозяйственных работ того времени, начиная от «прибивки влагой», посева зерновых вручную, всех видов работ по заготовке кормов, жатвы и обмолота зерновых – кончая самой тяжелой, самой надрывной для здоровья подростков работы зимой: вывоза зерна в районный центр на элеватор из своего села, а после выполнение плана вывоза зерна из своего колхоза мы по районной разнарядке должны были вывозить зерно из тех сел, куда летом и осенью нельзя было добраться из-за их болотисто-холмистой местности. Мы снаряжали обозы по 12-14саней, закрепляли ха каждым из нас пои 2 лошади , загружали мешки с зерном на сани и уезжали из дома часто на 10-15 дней. Каждый из нас «свои» 12 мешков (двое саней по 6 мешков) заносил и выносил сам с помощью очередных товарищей. Мешок помогали положить на плечи, и мя скорее, чтобы не упасть под тяжестью, неслись в закрома элеватора.

Бывало, мы падали под этой тяжестью, кричали от боли в позвоночнике и в области внутренних органов. Для этих случаев нам всегда выдавали какие-то белодонки???.

Но! При всей этой часто непосильной физической работе и душевной боли утрат родных и близких на фронте мы часто на культстанах и в деревне , особенно после завершения посевных и уборочных работ, проводили вечера художественной самодеятельности. У нас был прекрасный хор, и пели мы не только на импровизированных концертах.

День победы мы встретили, как и вся страна, с радостью и «со слезами на глазах». В каждой семье моей деревеньки были погибшие. В моей семье погибли двое: единственный брат, он был танкистом, и сестричка, студентка Красноярского мединститута.

После войны, как известно, многие фронтовики пошли учиться в вузы. Нам, труженикам тыла, нужно было еще закончить среднюю школу. 8-й класс с отличием я закончила в мае 1946 г., но уже в другом селе: село Большая Иня Минусинского р-на Красноярского края, куда переехали мои родители. После 8-го класс была неудачная попытка доплыть по Енисею до города Енисейска, где шел прием в учетно-кредитный техникум. Вернувшись домой, я устроилась в своей школе на работу старшей пионервожатой, а с октября 1946 г., после того как учительница по истории в 5-6 классах вышла замуж и уехала из нашего села, директор школы поручил это преподавание мне. К моему удивлению то мое преподавание получило очень даже не плохую оценку, и директор школы пророчил мне большое будущее. Обещал ускорить мое поступление в пединститут г. Абакана. Однако этому не случилось сбыться.

В июле 1947 г. волею судьбы я попала в Томск. В Томске я сразу же была вынуждена идти работать. Я поступила на завод режущих инструментов и около полугода работала в отделе кадров СМУ Сибстанкостроя. Потом я перешла в бухгалтерию завода, где сначала была учеником бухгалтера, а затем выполняла работу бухгалтера.

Желание учиться было непреодолимым, и я без отрыва от производства поступила в заочную среднюю школу. Весной 1949 г., сдав экзамены за 9 и 10 классы, я получила аттестат зрелости, а осенью 1949 г. я стала студенткой университета! И с того 1949 г. в моей жизни университет стал самой великой наградой за все пережитое в годы войны и первые послевоенные годы!

5 лет обучения на юридическом факультете пролетели как один миг. Я была сталинским стипендиатом, активно участвовала в общественной жизни факультета. В июле 1954 г. я получила диплом с отличием и была оставлена работать на кафедре политэкономии.

Решилась судьба моего будущего, и я сказала себе: если уж быть преподавателем, то необходимо добиваться того, чтобы стать таким учителем, каким в мои студенческие годы был для нас, студентов, Борис Лазаревич Хаскельберг. Глубина его знаний преподаваемого предмета , его приемы донесения до нашего сознания сути изучаемых проблем, его манера общения с нами на занятиях и во внеучебное время покоряли нас. Мы любили гражданское право потому, что любили Бориса Лазаревича!

Вывод для меня был очевиден: я должна, прежде всего, как можно глубже изучить, осмыслить содержание доверенного мне предмета преподавания. И я поступила именно так. Поскольку дневного времени было мало, я ночами штудировала литературные источники, я не позволяла себе что-то не дочитать по изучаемой теме. Я продумывала все возможные варианты постановки вопросов перед студентами, все возможные варианты совместного с ними обсуждения анализируемых проблем. С первого дня и до последнего я видела главный смысл своей педагогической работы в постоянном и разностороннем общении со студентами. Я посещали их комсомольские собрания. Желая знать как и чем они живут после занятий, я часто приходила к ним в общежитие, где наши беседы о смысле жизни, о значении их будущей профессии воспринимались ими с интересом. В результате, к великому моему счастью, мне удалось обрести их доверие и признание. И сегодня при написании этих воспоминаний, я листаю письма своих бывших учеников из Ленинграда, бывших студентов нашего Томска, вспоминаю поток, где учился Михаил Константинович Свиридов, который далее, став в свое время ректором нашего университета, звонил мне, с такой теплотой вспоминая свое студенческое время. По-стариковски я расчувствовалась и еще раз повторила самой себе: соя педагогическая судьба состоялась.

Однако работа на кафедре политэкономии, как и других кафедр общественных наук, в то наше время (каф. истории КПСС, диалектического и исторического материализма) предполагала необходимость активного участия в общественно-политической жизни университета, города и области. И эту работу в разных формах общественно-партийных поручений выполняла я добросовестно.

Сегодня мне больше всего вспоминаются общественные нагрузки в первые годы моего пребывания на кафедре. Тогда меня сразу же избрали членом комитета комсомола университета, где я отвечала за работу учебного сектора в комсомольских организациях всех факультетов университета. Тогда часто бывало, особенно в дни заседаний, я уходила из дома утром, а возвращалась в час-два ночи.

Удовлетворив мою просьбу как начинающего преподавателя не переизбирать меня в комитет комсомола, мне тут же дали поручение на общественных началах быть заместителем декана экономико-юридического факультета. Что это значило?! Каких сил и времени требовалось для выполнения этого поручения?! – знают только те, кому в то время довелось его исполнять. В последующие годы поручения были менее сложными. Это и участие в работе парторганизаций того и другого факультетов (ЭФ и ЮФ): членство в партбюро кафедры общественных наук, была председателем профсоюзного комитета КОН. И так до самого последнего года моего пребывания на кафедре. Даже в 1991 г., когда уже заметно зашатались устои нашей прежней жизни, я продолжала оставаться заместителем секретаря партбюро КОН и собирала партийные взносы.

Подводя итоги своей трудовой деятельности в университете, хочу сказать, что к выполнению своих основных обязанностей я относилась с максимальной ответственностью, подтверждением тому, наверное, можно назвать присвоение мне почетного звания «Заслуженный ветеран труда Томского государственного университета».

Единственное, что я не сделала и даже не ставила перед собой такой цели – это то, что я не готовила, а потому и не защитила диссертацию. Я имели и до сих пор сохраняю свое собственное понимание роли ученой степени в обеспечении должного уровня преподавания общественных наук с их содержание в прошлом. Сегодня по этому поводу можно ведь и пошутить: все соискатели по общественным наукам в прошлое время доказывали преимущества социализма, а социализм не состоялся. И выходит, то, что я не тратила времени на написания такой диссертации, а использовала это время для работы со студентами, есть хорошо, а не плохо?

И последнее.

Вся моя трудовая биография, наряду с бесконечным множеством благодарностей и грамот, отмечена и правительственными наградами. Это:

В заключение хочу сказать:

По причине глубоко-горестных обстоятельств в моей семейной жизни и участившихся обострений моих хронических заболеваний я уже давно, по существу, отошла от активной жизни университета. Но за все эти годы я никогда на чувствовала себя забытой, обделенной вниманием со стороны руководителей всех уровней и своих университетских друзей. И за это я еще раз и еще раз выражаю всем свою сердечную благодарность и особенно своей родной кафедре в лице Анны Ивановны Литовченко и декану экономического факультета Зинаиде Егоровне Сахаровой.