Круликовский Николай Николаевич

Биографические данные

Круликовский Николай Николаевич (р. 1918). 

В 1941 г. окончил физико-математический факультет ТГУ. После окончания аспирантуры при МГУ работал в ТГПИ, затем в ТГУ. В 1979–1989 гг. – зав. кафедрой теории функций механико-математического факультета ТГУ. Кандидат физико-математических наук, доцент. 

Награжден медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (1946), «55 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (2005) и «Ветеран труда».

О себе

В начале июня 1941 года я сдал государственные экзамены и закончил физико-математический факультет Томского государственного университета по специальности «математика». В 1941 году прием в аспирантуру был объявлен на начало июля. Из-за ослабленного зрения призыву в армию я не подлежал, поэтому решил сделать попытку поступить в аспирантуру Московского университета.

Несмотря на напряженную обстановку в мире, казалось, что жизнь идет нормальным порядком. Ощущение тревоги усилилось с 1939 года, когда началась Вторая мировая война. В том году был принят новый закон о военной службе: отсрочки от призыва для студентов и военная подготовка в вузах были отменены. Однако для обучавшихся студентов льготы сохранялись до окончания вуза. В армию привлекали и военнослужащих из запаса. 

По официальным сообщениям, происходило перемещение войск с Дальнего Востока в пределы Урала. Мой брат, призванный в армию в 1940 году после окончания средней школы, весной 1941 года из Приморского края оказался на западной границе. 

17 июня 1941 года я выехал в Москву. В Москве я прямо с вокзала направился в университет. Подал заявление, получил допуск на вступительные экзамены и направление в общежитие, арендуемое университетом на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Останкино. Поселили меня в комнате со студентами-первокурсниками механико-математического факультета. Я сдал паспорт на прописку. Впереди меня ждали серьезные испытания. Утром 22 июня мы узнали о начале войны, прослушали речь В.М. Молотова: «Враг будет разбит. Победа будет за нами!». Днем совершил прогулку по взбудораженной Москве.

В следующие дни начало войны стало проявляться все больше и больше. Объявили мобилизацию. Студентов начали направлять на строительство укреплений. В городе было введено затемнение. Около общежития выкопали щели на случай воздушного налета. В эти дни были проведены учебные воздушные тревоги – ночная и дневная.

Были установлены ночные дежурства, усилена охрана учреждений и жилых домов. По городу перемещали аэростаты противовоздушной обороны. Прием в аспирантуру из-за начавшейся войны-отменили.

Надо было возвращаться домой. Приобрести билет на поезд было практически невозможно – началась эвакуация. Очередь за билетами стояла от Ярославского вокзала и почти до Красносельской. Вагоны были переполнены. Но мне удалось занять место на нижних нарах для О.Д. Трояновой и для себя. На лежачих местах спали поочередно. Такие поезда шли вне расписания. На каком-то полустанке стояли больше суток. До Тайги добрались на девятые сутки. В Томске я узнал, что почти все мои однокурсники, в том числе математики Г.Д. Суворов, А.А. Богданов, М.М. Анциз (последние двое погибли в 1944 г.), уже призваны в армию, а других вызывают на переосвидетельствование. Я обратился в военкомат. Сначала мне сказали, что я могу ехать по распределению на работу в Чемальскую сельскую школу, но потом направили на медосмотр и признали годным, определив в инженерные войска.

В связи с сокращением сроков обучения в университете студенты 4-го курса сдавали сокращенные госэкзамены, а после этого военнообязанные призывались в армию. Окончивших физико-математический факультет, в том числе и меня, направили в Военно-инженерную воздушную академию им. Н.Е. Жуковского, которая была эвакуирована в г. Свердловск. Я же по зрению не прошел и был возвращен в Томск с пожеланием работать по специальности. 

С 1 ноября я временно работал учителем математики в старших классах средней школы № 8. В декабре мне выдали паспорт и приписное удостоверение. Как допризывник я в течение 3-4-х месяцев проходил спецвоенвсеобуч на десантника.

В это время в Томск прибывали эвакуированные заводы. Здание университета занял оптико-механический завод из Загорска. Строящееся тогда новое здание медицинского института занял электроламповый завод. В районе станции Томск-I строился электромоторный завод. Туда прибыли цехи Ленинградского завода «Электросила» и Ярославского электромоторного завода. С января 1942 г. до осени 1943 г. я работал на этом заводе инженером-конструктором в отделе главного технолога.

Это был период становления завода. Завод начал выпускать моторы гражданского и оборонного назначения, в том числе стартеры для танков. Мне это было вдвойне интересно, так как мой брат воевал в танковых войсках.

Одновременно я стал готовиться к сдаче кандидатского минимума. Заниматься приходилось вечером, в университетской библиотеке, где было электрическое освещение, а в поздние часы дома при керосиновой лампе.

Осенью 1942 года прием в аспирантуру был возобновлен, и я стал аспирантом ТГУ. Ожидая утверждения из Наркомпроса, я продолжал работать на заводе, но с сокращенным рабочим днем. Это позволяло посещать аспирантские занятия по философии, иностранным языкам, участвовать в работе научного семинара, сдавать по плану аспирантские экзамены. План аспирантских занятий не ограничивался только сдачей кандидатского минимума. Моим научным руководителем был профессор П.К. Рашевский, эвакуированный из Москвы.

Кроме служебных и академических занятий, мне часто приходилось принимать участие в трудовых субботниках, в частности после увольнения с завода в конце 1943 года в составе бригады студентов и нескольких преподавателей я был на погрузке угля для университета на шахте в Ленинске-Кузнецком. 

В 1943 году началась реэвакуация из Томска. Освобождались здания университета: сначала общежитие-пятиэтажка на Никитина, 4, затем главный корпус. В связи с отъездом моего научного руководителя в начале 1944 года, я был переведен в аспирантуру Московского университета, где пробыл до конца 1945 года.

После битв под Сталинградом и на Курско-Орловской дуге, когда война перешла в период освобождения страны от фашистских захватчиков, все чаще в Москве гремели радостные салюты. В день, когда наши наступающие войска достигли западной границы, на концерте знаменитого ансамбля песни и пляски Красной армии под руководством А.В. Александрова был исполнен Государственный гимн.

В 1944 году ждали открытия второго фронта. После вступления советских войск в Берлин окончания войны ждали со дня на день. Запомнилось заседание Московского математического общества 8 мая 1945 года. Основное внимание присутствующих было обращено не к докладчикам, а к сообщениям Советского информбюро и радио, о которых объявляли заходившие в зал заседаний.

Утром следующего дня все услышали о Победе и окончании войны. Ликование и поздравления продолжались весь день, а вечером с Москворецкого моста, рядом с Кремлем и Красной площадью, мы смотрели торжественный салют. 

Через полтора месяца на Красной площади состоялся Парад Победы. Предполагалась демонстрация, но из-за сильного дождя она не состоялась. Собравшись во дворе университета напротив Манежа, мы видели некоторые части, проходившие на парад. В июле 1945 года в группе аспирантов и студентов я был направлен в подсобное хозяйство МГУ, располагавшееся в поселке Красновидово в Подмосковье недалеко от Можайска, на хозяйственные работы. Восстанавливали университетскую базу отдыха.

Оттуда мы совершили прогулку на Бородинское поле. Посетили музей, вспомнили стихи М.Ю. Лермонтова, осмотрели памятники героям Отечественной войны 1812 года и скромный памятник советским воинам, погибшим в 1941 году. Видели остатки разрушенных во время боев деревень.

По окончании аспирантуры при распределении я был направлен на работу на должность старшего преподавателя кафедры математики Томского государственного педагогического института. При этом мне было сказано, что в связи с предстоящим тогда переводом университетов в другое ведомство Наркомпрос не дает направлений в университет. В январе 1946 г. началась моя работа в ТГПИ. В 1950 г. я был приглашен на работу в Томский университет сначала совместителем, а с октября 1956 г. штатным преподавателем.