Носкова Евгения Владимировна


Носкова Евгения Владимировна (р. 10 ноября 1921 г., г. Томск) (ее стихи взять в книгу)

Мать Носкова Галли Евгеньевна работала бухгалтером на почте, отец Владимир Прокопьевич в управлении железной дороги. Мать умерла 6 октября 1922 года, я воспитывалась у бабушки Антонины Ивановны, с 1932 в семье моей покойной крестной Галковской Феофании Васильевны. В 1940 году окончила 10 классов 43 школы и поступила учиться в Томский университет.

В июне 1941 года мы, студенты первокурсники ГГФ, были на практике по геодезии на Степановке. Мы, девочки, приходили раньше. Смотрим, идут наши мальчики невеселые, с опущенными головами. - «Что случилось?». – «Девочки, началась война с Германией». Наша жизнь сразу резко изменилась. Многие ушли на фронт. Из 72 человек потока осталось всего 11. Вместо летних каникул сразу после практики девочек нашей группы отправили в Асиновский район на окучивание картошки. Норма была 8 соток в день. Позднее пополнив нашу группу студентками почвоведами, нас отправили в Кожевниковский район в колхоз «Красный яр» на покос на обские острова. Наших девочек научили косить, переворачивать и стожить сено. Жили мы в шалашах из травы. В дождь шалаши протекали, а ветер норовил их снести. От холода и сырости у меня появились нарывы на руках и ногах, что даже меня возили в Уртам оперировать. Из деревни нам привозили овощи и даже мед, а дед Никифор ловил нам карасей.

После окончания сенокоса на островах нас перевезли в деревню. Жили мы на полевом стане в домике. Спали на топчанах на матрасах и подушках из соломы. Сначала мы работали на покосе. Я с мальчиками возила копны на волокушах. С больными руками и ногами мне было это легче, да и к тому же эта работа мне нравилась, т.к. я лошадей очень люблю. Маленькая рыжая кругленькая лошадка Сонька меня хорошо слушалась. А в свободное время я ходила на конюшню и помогала конюху ухаживать за лошадьми. 

Покос окончен. Нас перебросили на уборку зерновых. Мне и еще одной маленькой девушке почвоведке поручили на засаренном участке дергать полынь перед идущим трактором, чтобы полынь не попала вместе с обмолоченным зерном (от нее хлеб станивится горьким). Мы и снопы вязали, ставили суслоны, и молотили. К обеду мы так уставали, что даже не хотелось есть. Я была маленькая ростом и худенькая и меня часто оставляли кашеварить и развозить на лошади обед по бригадам или поручали подвозить на ток снопы. 

Однажды ночью разразилась сильная гроза. Потоки воды стали заливать ток. Мы побежали спасать зерно. Зерно перекидали лопатами в центр тока и окопали ток. Мы мокрые до нитки работали всю ночь и спасли всю пшеницу. 

События с фронта к нам доходили с опозданием. Радио на полевом стане не было.

Газеты доставлялись не регулярно. Читая сводки с фронтов, мы бурно радовались, когда наши войска занимали какие-нибудь населенные пункты, и негодовали, когда немецкие войска продвигались вперед. Вечерами, когда было уже совсем темно, мы иногда усаживались вокруг печки «буржуйки», жарили горох и тихонько пели песни… 

Наступила осень. По утрам поля покрывались инеем, иногда шел снег. Основные массивы зерновых были убраны. Оставались небольшие труднодоступные участки с полегшими от дождя и снега хлебами. Их приходилось жать серпами. Мерзли руки и ноги. По окончанию уборки урожая нас отправили в Томск, заплатив за работу несколькими килограммами горькой от полыни муки. 

С опозданием начался второй 1941-42 учебный год. Мы больше работали, чем учились. Строили корпуса для эвакуированных заводов (шарикоподшипниковый и Сибэлектромотор) и узкоколейки к ним. Наши мальчики строили понтонный мост через Томь. В их числе был Алексей Земцов (в последствии профессор, зав. кафедрой географии). Девочек мобилизовали и направили работать параллельно с учебой на завод режущих инструментов. Жизнь была тяжелая – учеба, работа, карточки на хлеб, голодно, холодно. В главном корпусе университета разместился завод. Занятия проходили в разных зданиях: на Московском тракте, на улице Горького, в комнатах общежития. Иногда даже на лекции ходили к профессору Г.Г. Григору домой. Усаживались у печурки, и он читал нам лекции. 

Зимой, запрягшись в сани вместо лошадей, мы возили из-за реки лес и дрова для отопления деревянных зданий университета. Студентов других факультетов даже посылали в Кузбасс добывать уголь. 

Я заболела тифом. Болела тяжело. Догонять свой курс не было сил и я перевелась на заочное отделение и пошла работать на завод Сибэлектромотор. Сначала работала чертежницей в отделе главного технолога, затем перешла в цех «фирмовщицей» -набивала на «фирмочки» (металлические пластиночки) тип и номер мотора и прибивала их на готовые моторы. Работала на сверлильном станке. Паяла детали моторов. Работали по 12 часов. Летом работать было легче, а зимой завод не отапливался. От холода сводило руки. Стояли на досточках, чтобы меньше мерзли ноги. А когда вывозили моторы, открывали большие двери и становилось очень холодно. Рядом со мной работал сверловщиком мальчик лет 13. Я не помню его имени и фамилии, но я написала о нем стихотворение, назвав его «Васятка».

На заводе я проработала год и снова вернулась на очную учебу.

Хорошо помню день победы 9 мая: ясное солнечное утро, голос Левитана: «Германия капитулировала! Победа!». Народ ликовал. Вечером на площади революции играла музыка, гремел салют. Все пели, танцевали, плакали, смеялись, обнимались, целовались.

В 1945 г. мы закончили университет, и нас послали на заготовку леса в поселок Яр.

Девушки пилили бревна, а двое ребят делали плоты, которые сплавляли в Томск.

В Яру мы узнали о капитуляции Японии. После окончания университета осталась работать на кафедре метеорологии и климатологии геолого-географического факультета университета. Работала ассистентом, старшим лаборантом, младшим научным сотрудником, участвовала в экспедициях кафедры на Алтае и по хоздоговорам с ТУСУРом по Томской области, в Туапсе, в Солнечной долине, под Новороссийском. 

Работу в университете 12 лет совмещала с работой в пионерском лагере «Рубин», после выхода на пенсию работала в клубе университета костюмером. Заслуженный ветеран ТГУ.

Награды: медаль «За доблестный труд в годы Великой отечественной войны 1941-1945 гг» (1945), «50 лет Победы в Великой отечественной войне 1941-1945 г.г.» (1995)

ФРОНТОВИКИ
Уходят наши старики,
Уходят не спросясь.
Хочу, чтоб жизнь продлилась их
И шла не торопясь.
Ведь жизнь тяжелая была
У всех фронтовиков.
На плечи их война легла,
И мало кто здоров.
И раны старые болят,
И жить им не легко...
А те, кто жив, идут в строю
Неся людям добро.
А на груди у них горят
Медали, ордена.
В них отраженье тех боев, 
Что принесла война.
Идут, и поступь их горда.
Они идут вперед,
Как защищали в те года
Страну и свой народ.
Но многие ушли от нас,
Те, кто принес нам мир.
И память мы в своих сердцах 
Навеки сохраним.