Касимов Зинат Иванович


Родился 10 ноября 1924 г. в г. Шумиха Челябинской области Воспитанник детского дома.Касимов.jpg

В августе 1941 г. призван в РККА, учился в Асиновском пехотном училище. В декабре 1941 г. принял участие в обороне Моск­вы и дошел с боями до Берлина. Был разведчиком, командиром пулеметного отделения, радистом, танкистом. Трижды ранен.

Демобилизовался в 1945 г. в звании старшины. С 1946 по 1990 г. - в Томском университете: учился на физическом факультете, в аспирантуре, защитил кандидатскую диссертацию, работал в ниипмм.

Награды: ордена Красной Звезды (1943), Отечественной войны I степени (1985); медали «За победу над Германией в Великой Оте­чественной войне 1941-1945 гг.» (1945), «За взятие Берлина» (1945) и юбилейные.

До войны

Чтобы пояснить дальнейшее повествование начну с краткого изложения своей довоенной жизни. Родился в 1924 г. и жил вместе с родителями недалеко от г. Шумиха Челябинской области.

В голодном 1931 г., весной, заболели холерой и умерли от нее мои родители и младшие брат с сестрой. Я случайно избежал этой участи и на седьмом году жизни остался круглой сиротой. Более двух лет скитался беспризорником по сибирским просторам вдоль железной дороги от Урала до Байкала. В августе 1933 г. был “выловлен” на ст. Тайга и попал в детский дом на ст. Тутальская. Вскоре сказались невзгоды беспризорной жизни (холод, голод, и т.п.) я заболел водянкой из-за сердечной и почечной недостаточности. Несколько месяцев находился на излечении в больнице. После больницы выглядел таким заморышем, что меня временно определили в детдоме в дошкольную группу.

В школу пошел в 1934 г. и окончил 7 классов в 1941 г., в 1939 г. был избран председателем Детского совета – самодеятельного органа воспитанников детского дома. В 1941 г. вступил в комсомол.

Один из старших (1922) Тутальский детский дом имел солидную материальную базу: столярную и пошивочную мастерские, кузницу, большой (1,5 га) огород для посадки овощей и картофеля, подсобное хозяйство, в котором было 6 лошадей, 8 дойных коров, стадо свиней.

Детский дом имел два жилых здания, отдельно для мальчиков и девочек, столовую с кухней, клуб, банно-прачечную и т.д. В мастерских и в подсобном хозяйстве мы приобретали трудовые навыки, необходимые в жизни.

Каждое лето воспитанники (120 человек) во главе с воспитателями жили в своем летнем лагере – даче на правом берегу реки Томи, напротив Юргинских военных лагерей. В будние дни после завтрака ребята старше 12 лет отправлялись пешком за 6 км. на территорию детского дома и в течение 4-х часов ремонтировали, красили, и белили помещения, пропалывали и поливали огород и т. д. К обеду в 2 часа возвращались в лагерь. Старшие воспитанники на сенокосе помогали рабочим подсобного хозяйства в заготовке кормов. Для лошадей и коров косили литовками траву, гребли сено, копнили и помогали в скирдовании.

Участие в посильных работах, наряду с занятиями физкультурой, физически закаляли, что я ощущал на себе. После достижения 15 лет с семилетним образованием воспитанников выпускали из детдома и направляли на какое-нибудь производство (завод, фабрика, совхоз) или ФЗУ. Мне и нескольким сверстникам за отличную учебу в школе дали бы возможность окончить среднюю школу. Но началась война…

Начало и первый год войны

О начале войны мы узнали, находясь в летнем лагере. В это воскресенье должна была состояться традиционная встреча по волейболу между командой воспитанников и командой отдыхающих Тутальского дома отдыха. 

У Константина Симонова есть выразительное описание этого дня:

Тот самый длинный день в году,

С его безоблачной погодой,

Нам выдал общую беду

На всех, на все четыре года… 

В безбрежном голубом небе пылает яркое солнце, – таким запомнился первый день войны, когда на волейбольной площадке дома отдыха мы слушали выступление В.М. Молотова о нападении фашистской Германии на Советский Союз. Своим разумом мы не могли еще полностью осмыслить случившееся, не могли даже, подумать, что война окажется такой долгой. Ведь мы были воспитаны в уверенности, что напавший на нас враг, встретит сокрушительный отпор и будет быстро разбита на собственной территории. Действительность оказалась иной…

Весь распорядок жизни с этого момента раскололся на понятия “до” и “после” начала войны. Мы немедленно покинули лагерь и возвратились на “зимние квартиры”

На нашей жизни война сказалась сразу же в том, что все мужчины призывного возраста: трое рабочих подсобного хозяйства, столяр – инструктор труда, единственный мужчина – воспитатель были мобилизованы в армию в первые же недели. Вся мужская работа легла на плечи старших мальчиков, в том числе и на меня, как самого старшего. 

В июле я впервые самостоятельно косил траву конной сенокосилкой, сгребал сено конными граблями и вместе с другими ставил стога сена. Позже на пароконной бричке свозил сено в конюшню и на скотный двор. Воспитанники привлекались к молотьбе хлеба, на копку картофеля и на уборку турнепса в местном колхозе.

Мне приходилось работать на самых трудных участках, нелегко было и другим воспитанникам.

В тревожном ожидании сообщений Совинформбюро о неудачах наших войск на фронтах проходила зима. Всплеск больших надежд после разгрома немецко-фашистских войск под Москвой сменился тягостным ожиданием дальнейших событий. Весной 1942 г. я окончил с похвальной грамотой 8 классов, и сразу же наступила череда хозяйственных работ. Самой трудной из них была заготовка дров. Запасы каменного угля кончились, и не было их пополнения.

Для печного отопления будущей зимой двух жилых помещений, столовой с кухней, клуба, банно-прачечной, зданий мастерских и т.д. требовалось около 500 кубических метров березовых швырковых дров.

На педагогическом совете (одни женщины!) совместно с детсоветом было решено отправить в лес за 12 км. Бригаду старших воспитанников из 14 человек мальчиков (14-16 лет), двух девочек – поварих. Были созданы 7 пар дровосеков-мальчиков, каждая была “вооружена” двуручной пилой, топором, колуном (клином). Бригадиром и пилоправом был ночной сторож – инвалид. Еще одна пара состояла из двух мужчин, недотеп – Мартына и Остапа, эвакуированных из Западной Украины. Примечательной особенностью их были непомерный аппетит и поразительная лень. 

Выехали в лес в первой декаде июня, быстро соорудили два шалаша для мужчин и шалаш для девочек – поварих и продуктов, и приступили к работе.

До сих пор я с большим уважением и восхищением вспоминаю, как каждая пара мальчиков (14-16) –те лет ежедневно ставила по 4 куб. м. Дров в поленницах. Ведь на каждый кубометр нужно было свалить 2 березы, обрубить сучья, распилить на поленья и расколоть их. Я (17-летний) с моим напарником (15-ти лет) Митей Дьячковым ежедневно заготавливали до 6 куб. м.. Для всех нас в этом сказалась физическая закалка прежних лет. Для сравнения скажу, что Мартын с Осипом ели дотягивали до 3-4 куб. м, ссылаясь на “унутренние болезни”, что не мешало им с жадностью поглощать пищу.

Однажды сибирская погода преподнесла сюрприз. Накануне к вечеру резко похолодало и в ночь на 17 июня выпал снег, который, впрочем, быстро растаял.

Покончив с дровозаготовками, приехали домой, и переключились на сенокос.

Все работы по заготовке сена, как и год назад, выполнялись силами старших воспитанников. Остальные занимались покраской, побелкой, ремонтом помещений, работали на огороде: подбивали и окучивали картофель, в бочке на тележке собственной силой подвозили воду для поливки и т.д. Работа в подсобном хозяйстве по самообслуживанию очень помогла в обеспечении питанием воспитанников во все военные годы.

В начале августа я был привлечен к допризывной военной подготовке по месту жительства. Каждый день ходил на сборы в село Поломощное.

20 августа 1942 года Яшкинским райвоенкоматом был призван в армию и на следующий день стал курсантом Асинского военно-пехотного училища военного времени.