Цифровые кочевники: они уже среди нас!
25.03.2016

1 часть 

В настоящее время в Томском государственном университете идет активная подготовка к III Международной трансдисциплинарной научно-практической веб-конференции «Connect-Universum – 2016», которая должна состояться 24–26 мая этого года. Непосредственными организаторами этого мероприятия являются Сибирский институт будущего (TSSW), управление международный связей ТГУ и кафедра социальных коммуникаций ФП ТГУ. Тема конференции – «Цифровое кочевничество как глобальный и сибирский тренд». Диалог, состоявшийся между ректором ТГУ, председателем экспертного совета веб-конференции «Connect-Universum – 2016» Эдуардом Галажинским и зав. кафедрой социальных коммуникаций, председателем оргкомитета конференции Ириной Кужелевой-Саган, поможет прояснить, что такое «цифровое кочевничество», почему настало время серьезно изучать это явление и насколько оно касается самого Томского государственного университета. 

И. К.-С. – Эдуард Владимирович, еще некоторое время назад тема цифрового кочевничества показалась бы многим скорее научно-фантастической, нежели научно-практической. Особенно применительно к Сибири, где сам факт существования Интернета для части зарубежной аудитории до сих пор находится под вопросом. Тем не менее Вы проявили к этой теме большой интерес. С чем это связано?

Э. Г. – «Цифровая» проблематика применительно к гуманитарной сфере не может не интересовать меня как руководителя и психолога. Кроме того, все чаще начинаешь ощущать себя человеком цифровой эпохи. И это не громкие слова, это наша повседневность. Подавляющая часть информации поступает к нам по цифровым каналам. Не только деловые, но и межличностные коммуникации осуществляются посредством различных электронных устройств и технологий. Мы не можем не осознавать наступление новой – цифровой – эры, где бы мы сегодня ни находились: в силиконовой долине, Сколкове или Томске.

И. К.-С. – Как Вы относитесь к самому понятию «цифровые кочевники», или «цифровые номады», пришедшему в этот мир еще в конце 1990-х годов благодаря Цугио Макимото и Дэвиду Мэннерсу?

книги_МакимотоЭ. Г. – Почти одновременно с цифровыми кочевниками возникла еще пара подобных метафорических понятий: цифровые аборигены и цифровые иммигранты. Их ввел, если я не ошибаюсь, Марк Пренски. Чуть позже появились и цифровые ковбои, описанные Пеккой Вильякайненом и Марком Мюллером-Эберстайном в книге «Без страха. Лидеры бизнеса в цифровую эпоху». И некоторые путают все эти термины. Тем не менее, если хорошо подумать, то даже не читая специальных книг, можно понять их различие. Цифровые аборигены – это та молодежь, подростки и дети, для кого цифровой мир является родным, окружая их с первых дней жизни. Можно сказать, что они появились на свет с айфонами в руках и что они – носители языка цифровых технологий. Цифровые иммигранты – это люди, рожденные в доцифровую эпоху, поэтому для них этот язык изначально является «иностранным». И теперь они изучают его по доброй воле или вынуждено. Цифровые ковбои – это те же цифровые аборигены, но с подчеркнутым стремлением к свободе и риску, особенно ярко проявляющемся в сфере предпринимательства. Что касается цифровых кочевников, то здесь, кроме круглосуточного нахождения в Сети, главной чертой является желание или необходимость постоянной перемены мест. Причем не виртуальной, а реальной. Им, как и традиционным кочевникам, нужно время от времени менять свои «пастбища».

цифровые_кочевники

И. К.-С. – Макимото и Мэннерс, в общем-то, именно так и определяют основные характеристики идентичности цифровых кочевников: «подключенность» к Сети и постоянная мобильность.

Э. Г. – Сегодня уже ясно, что эта новая идентичность не могла не сформироваться под влиянием целого ряда мощных факторов: быстрого развития воздушного транспорта и инфраструктуры гостевого хостинга; резкого повышения академической и бизнес-мобильности; отсутствия долгосрочных гарантий занятости, а значит, готовности искать работу в других городах и странах; падения интереса к приобретению недвижимости, привязывающей к одному месту, и прочего.

И. К.-С. – Но все же главными причинами возникновения цифрового кочевничества стали экспоненциальный рост индустрии электронных мобильных устройств, дальнейшее развитие Интернета и почти повсеместный переход на беспроводную связь. В результате уже в начале 2000-х многие работники и работодатели поняли, что для эффективной работы им нужен только ноутбук. А в некоторых случаях достаточно и одного сотового телефона. И здесь можно привести такой факт: в Японии в 2007 году 5 из 10 бестселлеров были созданы на телефонах. А еще вспоминается история о Диогене, который, увидев мальчика, пьющего из ладошки, выбросил из своей котомки даже кружку.

коворкинг_кафе

Э. Г. – Действительно, зачем тратиться на покупку или аренду офисов, когда можно связываться со своими сотрудниками и клиентами по скайпу? В случае же особой необходимости можно встречаться с ними в «третьих местах» – кафе, библиотеках, коворкингах. Такой недорогой, но эффективный способ организации деловых коммуникаций стал быстро распространяться сначала в мегаполисах, а затем и в других местах, покрываемых спутниковой связью. И когда начинаешь знакомиться с явлением цифрового кочевничества более подробно, то понимаешь, что за 20 лет в масштабах мира оно действительно стало глобальным. Достаточно ввести английское словосочетание «digital nomads» в поисковик, чтобы увидеть сотни, если не тысячи, страниц, в той или иной степени имеющих отношение к этой социальной практике. Прежде всего это блоги самих цифровых номадов, являющихся сегодня представителями самых разных видов профессиональной деятельности.

И. К.-С. – А сами Вы ощущаете себя цифровым кочевником хотя бы иногда?

Э.Г. – Ощущаю, и довольно часто. Моя должность подразумевает частые поездки и необходимость всегда быть на связи. Эта постоянная подключенность к Сети, независимо от места, очень сильно меняет стиль жизни и способы работы. В «кабинет» превращается и столик в кафе, и кресло в зале ожидания или самолете.

И. К.-С. – Для Вас это новые возможности или новые ограничения?

Э. Г. – И то, и другое. Плюс в том, что ты в любой момент и в любом месте можешь связаться с нужным человеком, получить и отправить информацию, самостоятельно регулировать режим своего присутствия в Сети. Минус – что никогда не ощущаешь себя по-настоящему «отключенным» от нее. Появляется письмо в электронном ящике, и сразу чувствуешь обязанность ответить. Такая жизнь требует новых компетенций в ее организации, а иначе она становится очень нервной. Нужны и особые психологические навыки, чтобы комфортно жить в режиме постоянной мобильности и «подключенности». Необходимо и более ответственно относиться к своему физическому здоровью из-за возникающих дополнительных нагрузок – смены часовых поясов, неограниченности рабочего графика.

новый_взгляд_на_офис

И. К.-С. – Согласитесь, далеко не все могут выдержать трудности кочевого образа жизни в цифровом обществе, несмотря на те «свободы», которые он дарует.

Э. Г. – Каждый сам делает свой выбор. Если хочешь быть в курсе наиболее актуальной информации и чувствовать себя нужным как профессионал, то придется осваивать такой режим существования. Как правило, сегодня в него переходят наиболее востребованные специалисты. Причем в глобальном контексте, как уже было сказано выше. И для таких людей нужно совсем по-другому выстраивать систему мотивации и рабочих мест. Для ректора вуза это тоже вызов. Университет – сообщество свободных творческих личностей. Люди именно такого склада и становятся цифровыми кочевниками. Особенно если они молоды и являются еще и цифровыми аборигенами, способными воспользоваться всеми техническими достижениями современного сетевого информационного общества. Они знают языки, у них нет проблем в выстраивании межкультурных коммуникаций. Для таких людей характерна ориентация на самую высокую степень самореализации. Они ищут себя, ищут новые виды и места деятельности. Но они будут делать только то, что им интересно. Как удержать их в университете в качестве сотрудников – преподавателей и исследователей? Только создав им новые – «кочевые» – условия для работы и жизни, позволяющие им, с одной стороны, получать удовольствия от путешествий, с другой – быть максимально эффективными работниками. Но университеты по большому счету даже еще не начинали думать на эту тему.

И. К.-С. – А кто-нибудь уже начал?

Э. Г. – Впереди, как всегда, предприниматели. Исследования типа «Без страха» Вильякайнена убедительно показывают, что бизнес уже пришел к тому, чтобы опираться на потенциал таких людей и превращать его в организационную прибыль. Например, такие глобальные компании, как «Прайсвотерхаускуперс» (PricewaterhouseCoopers, PwC, профессиональные услуги в области консалтинга и аудита), разработали целую систему сотрудничества с талантливой, но непоседливой молодежью.

цифровые_кочевники_2

Сотрудники этой компании работают в свободном режиме. Они могут взять отпуск в любое удобное для себя время, чтобы уехать на несколько месяцев и трудиться где-нибудь на берегу залива. Они могут менять не только места проживания, но и виды деятельности. На первый взгляд, это идет несколько вразрез с рыночной идеологией. На самом же деле бизнес-структура получает возможность приглашать на работу самых лучших специалистов независимо от их местонахождения. И не терять их, если у них меняются жизненные обстоятельства. Более того, трудясь в разных точках планеты, эти специалисты становятся международными «послами» компании, способствуя росту ее зарубежных целевых аудиторий. Для меня это свидетельство превращения данного явления из некоей феноменологической догадки в реальный движок экономики.

И. К.-С. – Почему же университеты до сих пор не начали думать в эту сторону? Разве им не нужны лучшие в мире специалисты и свои «послы» за рубежом? Ведь они могли бы не только консультировать студентов, магистрантов и докторантов, но и проводить полноценные лекции в режиме онлайн, давать задания аудитории и оценивать ее работу. Или все-таки существуют какие-то технические проблемы, не позволяющие осуществлять учебно-образовательный онлайн-процесс на высоком уровне?

вебинары_онлайн

Э. Г. – Никаких особых технических проблем здесь уже давно нет. Существует множество программ и приложений, позволяющих преподавателю поддерживать качественную двустороннюю связь со своими студентами, даже если они находятся по другую сторону планеты. Проблема совсем в другом – в несовершенстве отечественного Трудового кодекса, разработанного и утвержденного еще в доцифровую эпоху. Многие, наверное, помнят скандал с челябинским профессором массовых коммуникаций, привлеченным к суду за «мошенничество». Находясь на стажировке за рубежом, оплачиваемой принимающей стороной, профессор проводила занятия со своими студентами дистанционно. Несмотря на то, что все было ими подтверждено, ее обвинили в незаконном присвоении средств в виде заработной платы за эти дистанционные часы. История произошла два года назад, и это при том, что в 2013 году Трудовой кодекс РФ уже был дополнен новой главой 49.1 о дистанционной работе.

И. К.-С. – Да, сложно быть университетским цифровым кочевником с нашим КЗоТом…

трудовой кодекс РФ

Э. Г. – Между тем именно для университета подобная, то есть относительно свободная организация труда наиболее гармонична! Есть аудиторные пары по расписанию, которые при необходимости могут проводиться и дистанционно. Но есть и научно-исследовательская деятельность, которая может осуществляться в любое удобное время. Кого-то творческое вдохновение посещает утром или днем, кого-то – вечером или ночью. Главное – это результат: научное открытие, реализация проекта, соответствующая публикация. При этом надо понимать, что разным людям нужно разное количество времени для достижения одних и тех же целей. Поэтому изменения в КЗоТе, так необходимые для университетов, должны ориентироваться прежде всего на результаты работы, которые могут быть достигнуты как в офлайн-, так и онлайн-форматах; а не на количество обязательных для всех часов, «отсиживаемых» на кафедрах и в лабораториях. Несовершенство законодательства мешает привлекать к сотрудничеству высоко востребованных и мобильных зарубежных специалистов, предпочитающих работать дистанционно. К сожалению, пока эта сложнейшая задача соединения требований отечественного Трудового кодекса с новыми вызовами цифровой эпохи никак не решается… 

И. К.-С. – Тем не менее Вы верите в то, что это когда-нибудь произойдет?

Э. Г. – Верю, потому что иначе российские вузы никогда не смогут реализовать все достижения наступившей цифровой эпохи и останутся на обочине мировых трендов.

Авторы: Эдуард Галажинский,
Ирина Кужелева-Саган

Продолжение следует.  

Фото: https://selz.com/blog/how-to-be-a-digital-nomad-with-pete-hillman/, http://www.webworktravel.com/community/, http://www.carryology.com/bags/packing-list-of-a-digital-nomad/, http://www.igotmybackpackon.com/making-the-change-from-nomad-to-digital-nomad/, http://symboldrama.org/2015/09.


27.12.2019
Предновогодний текст всегда хочется связать со сказочной или, по крайней мере, немного волшебной историей