Триумвират «скиллз» как формула востребованности выпускника вуза
13.03.2017

– Эдуард Владимирович, нельзя не заметить, что в отечественном дискурсе, связанном с высшим профессиональным образованием, все чаще возникают понятия, которых еще не было вчера. Как правило, это заимствования из английского языка, обозначающие какие-то новые технологии или профессиональные компетенции – «скиллз» (skills). Вопрос: какие из них, на ваш взгляд, являются сегодня самыми востребованными со стороны отечественных и зарубежных работодателей?

– Есть смысл говорить не о конкретных навыках (для каждой профессии они будут разными), а о группах компетенций, актуальность которых признается всеми руководителями высоко конкурентных компаний. Еще недавно их было две: «твердые» и «мягкие» навыки (хард скиллз и софт скиллз). К первым относится все, что можно довести до автоматизма в той или иной профессиональной сфере. Скажем, для пилота это умение поднимать и сажать самолеты, для музыканта – чтение нотного текста, а для программиста – владение искусственными языками. Вторая группа навыков позволяет человеку быть успешным независимо от специфики основной деятельности. Она включает умения убеждать других, презентовать себя и свои идеи, работать в команде, брать на себя ответственность, быть гибким и тому подобные. Фактически речь идет о коммуникативных и управленческих компетенциях. Однако в связи с тотальной компьютеризацией и цифровизацией, охватившими почти все производственные сферы и социальные практики, выделилась еще и третья группа навыков – цифровых (диджитал скиллз).

– Можно ли говорить о каком-то оптимальном соотношении этих трех типов «скиллз»? Какой из них должен доминировать?

– Долгое время считалось, что это, по определению, хард скиллз. На их формирование была заточена вся система мирового высшего профессионального образования. Но потом, усилиями ученых Гарварда и Стэнфорда, была открыта вся «жесткая правда о мягких навыках». По их мнению, от 75 до 85% профессионального успеха зависит от софт скиллз и только 25-15% – от хард скиллз.

Жесткая правда о мягких навыках

На мой взгляд, спорить можно не только о соотношении этих групп навыков в рамках тех или иных профессий, но и об их содержании. Например, для «нецифровых» профессий (врача, адвоката, актера, учителя литературы), диджитал скиллз – это некий стандартный пакет компетенций, необходимых им как «рядовым» членам современного сетевого цифрового общества. Тем же, кто составляет техническую элиту этого общества, нужен совсем другой пакет. Более того, у них эти диджитал скиллз приобретают уже значение хард-скиллз. То же самое и с софт-скиллз. Для кого-то это коммуникативные и управленческие навыки, необходимые для поддержания общего профессионального уровня, а для кого-то (скажем, элиты педагогического и управленческого сообществ) эти компетенции входят в пакет хард-скиллз наряду с узко профессиональными знаниями. Ведь известно, что талантливые учителя отличаются от неталантливых не столько глубиной своих знаний, сколько умением их донести, то есть более совершенной коммуникацией.

Как бы там ни было, но осознание сначала важности «мягких» компетенций, а затем и цифровых, перевернуло в течение последних 20 лет всю систему западного высшего образования. Большинство же российских вузов до сих пор ориентированы, прежде всего, на формирование у будущих специалистов «базовых» (хард-) компетенций, несмотря на то, что львиная доля индивидуальных и корпоративных профессиональных достижений в современном постиндустриальном обществе обеспечивается «надстроечными» (софт- и диджитал-) умениями. Именно эта проблема была обозначена Германом Грефом как самая острая для отечественного высшего образования. Я имею в виду его выступление на январской пресс-конференции «Сбербанк делится знаниями».

Пресс-конференция Германа Грефа

Отсутствие достаточного количества специалистов с хорошо развитыми софт- и диджитал-скиллз заставляет большие компании искать свои способы решения проблемы. Для Сбербанка РФ это открытие собственного Корпоративного университета, а также перевод и издание лучших книг по финансовым технологиям, менеджменту и саморазвитию.

– Хорошо, а как эту проблему будут решать или уже решают российские университеты?

– Для начала эту проблему нужно осознать. Есть ощущение, что пока это произошло не со всеми нашими вузами. Мы – осознали и начали работать сразу по нескольким направлениям. Во-первых, разрабатываем и запускаем новые образовательные программы для студентов и магистрантов, аккредитуемые с привлечением работодателей и зарубежных специалистов, помогающих нам определить оптимальное соотношение различных компетенций. Во-вторых, проводим регулярные стратегические сессии для сотрудников с участием авторитетных экспертов, во время которых простраивается не только образовательная, научная и инновационная политика университета, но и модель выпускника. В-третьих, организовываем ежегодные внутренние научные и образовательные конкурсы, побуждающие профессорско-преподавательский состав держать руку на пульсе времени и предлагать самые интересные и актуальные проекты и программы, совершенствующие все типы навыков. Наконец, устанавливаем партнерские отношения с высокотехнологичными организациями. Так, например, мы уже создали совместные научно-образовательные центры с компаниями «Микран» и «Артлайф». А Институт экономики и менеджмента ТГУ мы открыли вместе с Корпоративным университетом Сбербанка РФ, и скоро он отметит свое новоселье.

Новый корпус ИЭМ ТГУ

– Есть довольно устоявшаяся точка зрения, что хороший управленец может успешно руководить любым предприятием. Это снова к тому, что софт-скиллз становятся важнее, чем хард-скиллз. Вы с этим согласны?

– Такое управленческое чудо возможно, если это касается руководства разными организациями и предприятиями, но принадлежащими к одной сфере профессиональной деятельности. Если же речь идет о разных отраслях, то вряд ли такое чудо произойдет. Поясню. На одном из заседаний Совета по кадровому резерву ректоров в СКОЛКОВО, где разрабатывались компетенции для руководителей российских вузов, мне пришлось участвовать в довольно острой дискуссии. Мои оппоненты считали, что успешному ректору необязательно иметь свое собственное «академическое прошлое» или, проще говоря, ученую степень. Главное – быть хорошим менеджером. Приводились примеры, когда для перезагрузки вузов с целью повышения эффективности их деятельности специально привлекались люди, никак не связанные до этого со сферой образования и науки. И у них это блестяще получалось. Мой же личный опыт общения с ректорами ведущих вузов страны говорит о следующем. Все самые эффективные ректоры – это, все-таки, либо доктора, либо кандидаты наук. И ученая степень в данном случае – это не формальный показатель «пригодности», а свидетельство того, что руководитель прошел соответствующий этап профессионального становления; что он действительно понимает особенности научно-образовательной сферы. Люди «со стороны» успешны в кризисных ситуациях, когда нужно идти на жесткие меры, что называется, невзирая на лица. Они могут преодолеть стагнацию. Но в ситуациях устойчивого развития сторонние антикризисники уже не так эффективны как те, кто воспитан данной отраслью. Поэтому я настаиваю на том, что изначально у руководителя должны быть сформированы базовые компетенции, а потом его нужно тренировать как менеджера.

– А чем тогда объяснить довольно успешную и продолжительную работу выпускника Института инженеров водного транспорта и Академии народного хозяйства Сергея Кириенко на посту гендиректора Госкорпорации «Росатом»?

– Тем, чем объяснял это сам Сергей Владиленович: чтобы наработать хоть какие-то базовые для данной сферы знания, ему пришлось самостоятельно проштудировать не один учебник по ядерной физике. Этот пример только подтверждает мою позицию.

– На пресс-конференции «Сбербанк делится знаниями», кроме призыва Германа Грефа быстрее развивать софт- и диджитал-скиллз, прозвучали его фразы «Всем переходить на блокчейн!» и «Всех посадить в аджайл!». Для непосвященных звучит устрашающе.

Герман Греф

– Герман Оскарович – настоящий энтузиаст в освоении новейших технологий, что самым непосредственным образом сказывается и на уровне технологизации структуры, которой он руководит. Не зря же, по мнению многих экспертов, Сбербанк является самым передовым банком России. В данном случае речь идет о двух супер-технологиях, завоевавших сначала финансовый мир и мир компьютерного программирования, а в настоящее время успешно осваивающих и многие другие сферы. Если говорить совсем просто, то блокчейн (blockchain – “цепочка блоков”) – это технология надежного хранения достоверных записей, касающихся чего угодно. Она основана на трех принципах – распределенности, открытости и защищенности, и по значимости ее сравнивают с самим интернетом. Есть оптимисты, которые полагают, что блокчейн значительно изменит мир к лучшему, так как разного рода махинации станут невозможны. Аджайл (аgile) – это комплексный гибкий подход, тоже очень многообещающий, включающий, в свою очередь, много других методов. Основные его принципы: итеративность (работа в коротких циклах), постоянная корректировка промежуточных результатов, командная деятельность, важность межличностной коммуникации, динамичность всех процессов (аgile – англ. «проворный»).

Работа по принципу Аджайл

Есть и еще одна важная вещь, связанная с аджайлом: в процессе работы ее участники часто меняют свои функции и становятся в определенном смысле универсалами. И заметим, использование блокчейна относится к диджитал скиллз, а аджайла – к софт-скиллз. На наших глазах происходит революция «надстроечных» компетенций, ведущая к революции «базовых». Все взаимосвязано!

– Герман Греф назвал аджайл «началом человеческой сингулярности». Что он имел в виду?

– Учитывая многозначность научного термина «сингулярность», предположить можно разное. Если, например, исходить из понимания сингулярности как точки во времени, с которой машины начинают совершенствовать себя без помощи кого-либо, то тогда аджайл – это организация деятельности, при которой начинается профессиональное самосовершенствование ее участников, их выход за рамки своей начальной профессии. Применяя такие гибкие методологии, как аджайл, специалисты сами становятся гибкими. В том смысле, что могут быстро адаптироваться к постоянно изменяющимся условиям внешней среды.

Методология аджайл для организации процессов

– Означает ли все выше сказанное, что наконец-то найдена «формула» подготовки выпускника вуза, которого с радостью примет на работу любая современная компания? Я имею в виду формирование у него триумвирата «скиллз» с обязательным включением блокчейна и аджайла?

– Любая – не любая, но такая компания, как Сбербанк РФ, ждет сейчас именно такого выпускника. Ключевое слово здесь – «сейчас». Потому что завтра, ей, как и другим передовым компаниям, возможно, будет нужен уже другой выпускник. Я думаю, что именно это имел в виду Герман Греф, когда говорил: «Наша связь – с теми, кто готовит будущее, то есть с вузами». Поэтому, если университеты будут ориентироваться только на сегодняшние потребности рынка труда, то завтра они снова будут отставать в подготовке кадров. Более того, именно вузы и должны разрабатывать перспективные модели выпускников, находясь в постоянном диалоге с работодателями и исследуя не только очевидные, но и потенциальные тренды. В этом и есть наша сила и предназначение.

 

Беседу с ректором ТГУ Эдуардом Галажинским
вела Ирина Кужелева-Саган

 


14.08.2017
Набор-2017: ТГУ встречает новых умников и умниц!