«Точки присутствия». Часть 1
18.10.2017

Наша деловая жизнь с неизбежностью становится все более «кочевой». Постоянно растущее количество управленческих и профессиональных задач, требующих решения, расширяют географию и уплотняют график поездок. Всё чаще приходится сталкиваться с необходимостью присутствовать сразу в нескольких местах и часовых поясах. И даже электронная видеосвязь не всегда выручает. И не только потому, что сложно разговаривать по скайпу одновременно с несколькими людьми на разные темы, но и потому, что электронная коммуникация никогда не заменит живого общения. Особенно тогда, когда нужно решить действительно какую-то очень важную проблему или понять глубинный контекст происходящих событий, влияющих на жизнь университета. Поэтому выбираешь именно те маршруты и точки своего реального, а не виртуального присутствия, которые обеспечивают такое решение и понимание. С начала учебного года подобных поездок состоялось уже более двух десятков. О некоторых из них мне хотелось бы рассказать более подробно.

С 12 по 14 сентября я был в Китае, в частности, в Шэньчжэне, где проходил первый съезд Ассоциации классических университетов Российской Федерации и Китайской Народной Республики и Форум ректоров высших учебных заведений России и Китая. Сначала немного о Шэньчжэне. Еще относительно недавно он был глухой провинцией, где торговали только солью, специями, рыбой и жемчугом. В середине прошлого века здесь проживало чуть более 20 тысяч человек, что по китайским меркам совсем немного. В конце 1970-х Дэн Сяопин решил, что здесь будет одна из особых экономических зон в рамках его новых рыночных реформ. С тех пор началось бурное социально-экономическое развитие Шэньчжэня. Благодаря эффективному управлению вложенными в него государственными и иностранными инвестициями, из рыбацкого поселения он превратился в один из четырех крупнейших промышленных, финансовых и транспортных центров Китая. Сейчас это город небоскребов и тематических парков, в котором проживает более 15 миллионов человек. С 1999 года здесь проводятся ежегодные Китайские ярмарки высоких технологий. В Шэньчжэне расположены представительства крупнейших зарубежных и транснациональных компаний. Не случайно Apple именно здесь производит большее количество своих айфонов и айпэдов.

1.jpg

Такие темпы экономического роста не могли не сказаться на состоянии окружающей среды. После техногенной катастрофы 2015 года (оползня огромной мусорной свалки), приведшей к человеческим жертвам, экологии города стало уделяться повышенное внимание. Сейчас очистные сооружения Шэньчжэня обеспечивают пресной водой высокого качества не только этот мегаполис, но и соседний Гонконг. Понятно, что для успешных решений всех этих проблем нужно было наладить и производство высококвалифицированных кадров. К настоящему моменту в Шэньчжэне построено 9 (!) международных кампусов, каждый из которых создавался в сотрудничестве с каким-либо ведущим вузом мира. Например, таким, как Университет Беркли. Есть и кампус, главный корпус которого очень похож на высотку МГУ.

В прошлом году по инициативе Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова и Пекинского университета и была создана Ассоциация классических университетов России и Китая. В этом году в мероприятиях Ассоциации участвовало более 300 человек. Среди них были делегации 20 российских и 68 китайских высших учебных заведений. С российской стороны присутствовали не только ректоры ассоциированных вузов, но и заместитель председателя Правительства РФ Ольга Юрьевна Голодец. Она призвала российские и китайские вузы объединить свои усилия для создания прорывных научных теорий мирового уровня и качественного изменения систем высшего образования обеих стран (http://tass.ru/obschestvo/4558077). Китайское правительство на съезде Ассоциации представлял вице-премьер Госсовета Китайской Народной Республики Лю Яньдун. По итогам работы съезда был принят Устав Ассоциации и сформирован состав ее участников. Это около 40 китайских и 20 российских вузов, включая ТГУ.

2.jpg

Одним из главных вопросов съезда в Шэньчжэне стал вопрос об отличиях Ассоциации классических университетов от ассоциаций университетов других типов (технических, предпринимательских, исследовательских). Ответить на него можно только понимая специфику классического университета как такового. Размышлениями на эту тему я и поделился в своем докладе на этом съезде. Сила классического университета – в его основаниях, направленных на развитие потенциала человека. И это не только обмен лучшими практиками в области индивидуализации образования и тьюторства, но и фундаментальные исследования закономерностей развития и трансформации человека в связи с влиянием тех или иных факторов. И, прежде всего, глобализации, технологизации и цифровизации, сопровождающихся рисками трансгуманизма и потери культурной идентичности.

3.JPG

По реакции слушателей и остальных выступавших можно было судить о том, что наши представления о задачах классического университета нашли соответствующий отклик и помогли сфокусировать проблематику работы Ассоциации. Присутствующими было также отмечено, что взаимодействие в гуманитарной сфере важно еще и потому, что оно закладывает основы взаимопонимания и взаимодействия между Россией и Китаем.

Я также посетил Пекинский университет (сокращенно «Бэйда») – первый национальный университет в Китае, основанный в 1898 году недалеко от Запретного города. Его кампус очень живописен и включает элементы как традиционного китайского стиля, так и современной архитектуры и дизайна. Раньше здесь располагались императорские сады, большая часть которых (включая озера, чайные домики и беседки) сохранена. Пекинский университет обладает самой большой в Азии библиотекой, насчитывающей более 7 миллионов книг. Кстати, именно здесь когда-то работал помощником библиотекаря Мао Цзэдун. Так что его учение не на «голом» месте возникло. Почти полсотни факультетов и НИИ Пекинского университета, славящегося во всем мире высоким качеством образования, предлагают обучение по 105 бакалаврским, 257 магистерским и 228 докторским программам. Особенно значительны достижения ученых из «Бэйда» в области электронных, медицинских и биотехнологий. Хотя в других научных сферах они тоже не отстают.

4.jpg

Иностранцы составляют пятую часть от общего количества студентов. И это при том, что все бакалаврские и значительная часть магистерских программ преподаются только на китайском языке! Лишь программы MBA предлагаются исключительно на английском. Для поступления в бакалавриат иностранцам необходимо пройти через интенсивные подготовительные курсы по изучению китайского языка. И вот здесь нам стоит присмотреться к тому, как организован этот процесс в «Бэйда». Он включает минимум 36 аудиторных занятий языком в неделю плюс как можно более полное погружение в культурную среду, предполагающее обязательное участие в различных внеаудиторных мероприятиях. Если абитуриент по итогам подготовительного курса получит менее 7-6 баллов (из 10 возможных) за знание китайского, то в бакалавриат его не примут. К абитуриентам в магистратуру и аспирантуру предъявляются еще более жесткие требования. Нужно не только хорошо знать китайский язык, но и пройти профессиональное тестирование; представить достаточно объемное мотивационное письмо с сильной аргументацией причин поступления на данную конкретную программу, да еще и принести с собой две рекомендации от преподавателей-профессоров с предыдущего места учебы. Эффективность такого отбора абитуриентов и дальнейшего их обучения подтверждается статистикой: не менее 95% выпускников «Бэйда» находят хорошо оплачиваемую работу в течение нескольких месяцев после его окончания.

Конечно, нам нужны такие сильные партнеры, как Пекинский университет. В рамках развивающегося сотрудничества мы подготовили предложения по такому образовательному направлению, как «Регионоведение» (экономика и китайский язык). И они были поддержаны пекинскими коллегами. Большую роль в развитии наших дальнейших контактов должен сыграть Институт Конфуция ТГУ, который по итогам работы за 2016 год признан экспертами КНР одним из лучших в мире и стал единственным в России, вошедшим в двадцатку мировых лидеров. Главным итогом этой поездки стало наше «подключение» к межгосударственному механизму взаимодействия с ведущими китайскими вузами. Думаю, что представителей некоторых из них нужно пригласить на празднование 140-летия ТГУ, что позволит нам поддержать уже имевшиеся ранее контакты и закрепить сотрудничество с новыми и перспективными для нас вузами Китая.

 

С 19 по 20 сентября мы с Иваном Варфоломеевичем Ивониным работали в Дубнев Объединенном институте ядерных исследований (ОИЯИ). Это международная межправительственная научно-исследовательская организация, созданная с целью объединения научного, технологического и материального потенциала государств-членов для изучения фундаментальных свойств материи. Официально она возникла в 1956 году на основе соглашения между одиннадцатью странами-учредителями (членами социалистического блока) и была зарегистрирована в ООН.

5.jpg

Однако на самом деле ее история началась еще раньше – в 1946 году, когда по инициативе выдающегося советского ученого-атомщика академика Игоря Курчатова было принято решение о строительстве протонного ускорителя – синхроциклотрона. Через 3 года после этого он был построен и запущен в 120 км от Москвы в районе современной Дубны. Одним из самых заслуженных отцов-основателей Института в Дубне является и академик Георгий Флёров, автор целого ряда научных открытий, среди которых искусственно полученные химические элементы лоуренсий, резерфордий и дубний, получившие в таблице Менделеева номера 103, 104 и 105.

Несмотря на кардинальные изменения в геополитике, связанные с распадом СССР, страны-учредители ОИЯИ до сих пор поддерживают финансово эту важнейшую для них научно-исследовательскую структуру, делая соответствующие взносы. К ним присоединились еще 7 стран. Тем самым все они обеспечивают право своего участия в проектах дубненского института, занимающегося как фундаментальными, так и прикладными ядерными исследованиями. В настоящее время членами ОИЯИ являются Азербайджан, Армения, Белоруссия, Болгария, Вьетнам, Грузия, Казахстан, КНДР, Куба, Молдавия, Монголия, Польша, Россия, Румыния, Словакия, Узбекистан, Украина, Чехия. За годы существования института подготовлено большое количество кадров самой высокой квалификации в сфере ядерной физики и химии, ставших руководителями национальных атомных проектов перечисленных стран. Главный управленческий орган института – международный комитет, в который входят представители всех 18 стран-участниц. Но есть еще и ученый совет, разрабатывающий научную политику института. И в него входят уже и исследователи Германии, Греции, Индии, Италии, Китая, США, Франции и Швейцарии, а также ЦЕРНа. В целом же дубненский Институт поддерживает научные связи почти с 700 научными центрами из 64 стран мира и со 150 научными центрами и вузами России. Со своей стороны Дубна активно сотрудничает с Европейской организацией ядерных исследований (ЦЕРНом), участвуя в его 15 проектах.

6.jpg

Всего в семи лабораториях и Учебно-научном центре дубненского института работает более 5 000 человек. Их усилиями в ОИЯИ интегрированы фундаментальные ядерно-физические и химические исследования; разработка, внедрение и использование новейших технологий, а также университетское образование в соответствующих областях знаний. Здесь создано несколько кафедр, занимающихся не только научными проектами, но и «доводкой» молодых специалистов до самого высокого уровня квалификации. Функционируют целых пять диссертационных советов по защите кандидатских и докторских. Работают в дубненском институте и со студентами различных российских и зарубежных вузов, готовя из них будущих сотрудников для ОИЯИ и его партнеров. Ежегодно через различные учебные программы института проходят несколько сотен студентов как старших, так и младших курсов. Организуется летняя студенческая программа и международная летняя студенческая практика.

Томский государственный университет уже давно и активно сотрудничает с Объединенным институтом ядерных исследований, однако наш приезд стал, фактически, первым официальным визитом делегации ТГУ в Дубну. Несмотря на то, что мы были там всего два дня, удалось посмотреть и обсудить многое.

Так, например, нам показали установки ускорительного комплекса лаборатории ядерных реакций, включая строящуюся фабрику сверхтяжелых элементов, а также участки производства и исследования детекторов Микромегас и Медипикс в лаборатории ядерных проблем. Микромегас, или, точнее, «камеры Микромегас» – это новый тип микроструктурных детекторов элементарных частиц, используемые для модернизации спектрометра установки ATLAS на Большом адронном коллайдере. Что касается «умных» детекторов Медипикс, то само их название говорит о больших возможностях, связанных с применением этих детекторов в медицине, поскольку они позволяют получать рентгеновские изображения сверхвысокого качества, а также определять химический состав образцов на томограммах; изучать микроструктуру тканей живых организмов и определять доли различных веществ в них. Наблюдать производство детекторов Медипикс нам было особенно интересно, так как один из их основных элементов – арсенид галлия, легированный хромом – разработан в ТГУ по уникальной технологии в лаборатории профессора Олега Петровича Толбанова. На основе этих детекторов в ОИЯИ уже разработан уникальный медицинский томограф для послойной визуализации отложений в сосудах. ТГУ имеет отношение и к созданию аппаратуры для эксперимента на Большом адронном коллайдере, являясь ассоциированным участником коллаборации ATLAS.

Побывали мы и в лаборатории физики высоких энергий, где идет строительство нового коллайдера NICA. Несколько позже с нами встретилось руководство Учебно-научного центра ОИЯИ для обсуждения вопросов сотрудничества в образовательной сфере, основным из которых являлось решение о создании базовой кафедры ТГУ в дубненском институте. Завершила наш визит встреча с директором ОИЯИ, академиком РАН Виктором Анатольевичем Матвеевым (кстати, сибиряком по рождению), с которым мы подписали соглашение о сотрудничестве в области научных исследований и подготовки кадров.

7.jpg

Обучение студентов и аспирантов ТГУ, а также подготовка высококвалифицированных кадров для ТГУ и ОИЯИ будут проводиться по следующим направлениям: теоретическая и математическая физика, физика элементарных частиц и атомного ядра, электроника, автоматика, вычислительная техника и информационные технологии, ядерная и радиационная медицина, радиационная биология. В рамках реализации соглашения мы планируем провести совместные фундаментальные и прикладные исследования с использованием оборудования лабораторий ОИЯИ и ТГУ.

Надо сказать, что уже сегодня в дубненском институте работает в различных должностях целая группа выпускников ТГУ. Но ОИЯИ готов принять и других наших талантливых выпускников и студентов, так как здесь всегда ощущается потребность в молодых кадрах. Поэтому мы и хотим открыть с дубненским институтом совместную магистерскую программу по физике микромира. Возможно, в этой программе в рамках проекта мега-сайнс примет участие и Томский политехнический университет. Объединив усилия, можно сделать очень хорошую, качественную образовательную программу для студентов и магистрантов ТГУ и ТПУ. Она предполагает, что ее слушатели будут год учиться в Томске, а потом поедут на год в Дубну, где будут включаться в реальные исследовательские проекты под руководством ученых ОИЯИ и возможной стажировкой в ЦЕРНе. Для проработки всех организационных вопросов наши деканы в ноябре посетят Дубну.

В период с ноября по февраль мы планируем визит в ТГУ большой делегации ОИЯИ во главе с академиком Матвеевым. Гости прочитают лекции, проведут профориентационные мероприятия. Кроме того, состоится и визит рабочей группы, занимающейся разработкой медицинского томографа нового типа, о котором я говорил выше. Мы хотим сделать в Томске презентацию этого проекта для потенциальных инвесторов. Есть опытный образец, и его нужно быстрее коммерциализировать.

Мы гордимся такими партнерами, как Объединенный институт ядерных исследований в Дубне, и надеемся, что вместе мы реализуем еще много новых и очень перспективных проектов.

Продолжение темы следует.

Ректор ТГУ Эдуард Галажинский


07.11.2017
Медиана программы «5-100» пройдена успешно