Как Бринкман позитивную психологию под Новый год украл, а потом вернул
27.12.2019

Предновогодний текст всегда хочется связать со сказочной или, по крайней мере, немного волшебной историей. В этот раз это история «украденного праздника», рассказанная в 1957 году американским детским писателем Доктором Сьюзом. Её главным героем стал странный персонаж – покрытый шерстью зелёный гуманоид-отшельник по имени Гринч, ненавидевший предпраздничную суету и счастливых жителей своего городка. Переодевшись в костюм Санта Клауса, он испортил всем праздник, похитив рождественские украшения и подарки. Дети обожают этого персонажа, поскольку, как и положено в хорошей сказке, он превращается, в конце концов, в положительного героя. За 60 лет Гринч стал непременным образом американского Рождества, благодаря многочисленным сиквелам – книгам и фильмам, а также изображениям на потребительских товарах.

2.jpg

Почему мне вспомнилась именно эта, культовая для западной культуры история? Началось всё с того, что очередной авиаперелет позволил более подробно познакомиться с книгой-бестселлером молодого датского профессора психологии Свена Бринкмана «Конец эпохи self-help: как перестать себя совершенствовать». Этот относительно небольшой текст в семи главах в жанре нон-фикшн привлек внимание своим названием, звучавшим явной антитезой нашему недавнему диалогу с Татьяной Ковалёвой о важной роли селф-компетенций в жизни человека.

3.jpg

Надо признать, что не так часто современные авторы обращаются к философии стоицизма, но Бринкман оказался его поклонником. Античные стоики, как известно, искренне верили в то, что судьба человека никоим образом не зависит от его воли и что он ничего не может изменить в этом мире. Но он может изменить своё отношение к миру, став добродетельным: безропотно и невозмутимо принимающим все перипетии судьбы, включая смерть (пример Сократа). Душа истинного стоика абсолютно непроницаема для внешних воздействий, и потому стоик может быть счастлив при самых несчастливых и сложных обстоятельствах. Мудрецу-стоику достаточно самого себя (автаркия – самодостаточность). Этика стоиков не знает оттенков между добродетелью и пороком. По словам Диогена Лаэртского, поступки людей бывают либо справедливыми, либо нет. Как палки, которые либо прямые, либо кривые.

4.jpg

Итак, каковы же основные тезисы книги, опирающейся на стоицизм? Авторское предисловие сразу настраивает читателей на то, что здесь рекомендуется, прежде всего, «не позитивное, а негативное мышление»; «говорится не о том, как развиваться, а о том, как сохранять устойчивость»; «будут советы не о том, как найти себя, а о том, как с собой примириться». По мнению Бринкмана, теории самопознания, саморазвития и лидерства придуманы специально для манипуляции членами общества потребления. А столь близкие многим позитивная психология и философия самопомощи на самом деле превращают людей в «армию гибкой рабочей силы», не замечающей за громкими лозунгами коучей перспективы стать более «эффективными винтиками в ускоряющейся машине капиталистического производства».

Признаюсь, после прочтения труда датского коллеги первым моим чувством было ощущение «утраченного праздника», поскольку вся моя деятельность как психолога и исследователя связана именно с темами саморазвития, самореализации и лидерства. То есть всего того, что Бринкман предал «анафеме». Однако мой самолет всё еще был в воздухе, и оставалось время, чтобы подумать над прочитанным и, более того, попробовать последовать советам автора.

sky-1877594_1920.jpgИтак, глава первая, совет первый: «Перестаньте прислушиваться к себе». Перестал. И чувство, что «моё Рождество украли», сначала ушло на второй план, а потом и вовсе растворилось без осадка. Постарался прислушаться к тому, о чем пишет Бринкман. Действительно, не попытался ли он, пусть и радикальным, но действенным способом привлечь наше внимание к очевидному выводу: чрезмерное увлечение любой идеей, даже позитивной психологией, неизбежно приводит к экзистенциальному кризису и эмоциональному дисбалансу?

Глава вторая, совет второй: «Сконцентрируйтесь на негативе». Он самый сложный и требует от читателя более глубокой рефлексии. Свен Бринкман говорит о том, что вся позитивная психология и призывы к счастью – не что иное, как вредная «мишура», скрывающая опасность разочарования. Иными словами, человек, не готовый к трудностям и их преодолению, оказывается в депрессии, если не находит обещанного позитивной психологией счастья. Потеря же близких людей может привести его к потере собственного рассудка и даже суициду. Нужно ли с этим спорить? Конечно, нет. Подобные модели поведения достаточно распространены. Однако концентрация на «негативизме» привела к мысли, что датский психолог одновременно и прав, и не прав, ведь сама жизнь – это постоянный поиск и обнаружение баланса между негативным (трагедией) и позитивным (счастьем). На начальной ступени эволюции психика человека формировалась как инструмент, позволяющий выжить в мире хищников. Поэтому в её фокусе были, прежде всего, негативные эмоции как реакция на угрозы. Так что, роль негативных эмоций в выживании человечества как вида сложно переоценить.

6.jpg
Развитие технологий и общественных институтов существенно повысило уровень безопасности и позитивных эмоций, но одновременно увеличило и количество экзистенциальных проблем, с которыми стал сталкиваться человек: появилось ощущение одиночества, встали вопросы конечности бытия и смысла существования. Противоречие между ощущением бесконечности своей собственной жизни и знанием о неизбежности смерти привели к поиску новых инструментов, позволяющих не только смириться с собственной смертностью, но и найти позитивные аспекты своего существования и мотивацию к жизни. Такие инструменты предложила, в числе прочих, и позитивная психология. При этом они не представляют собой принципиально новых подходов к пониманию того, что именно помогает человеку достичь счастья. Да и можно ли сегодня предложить человечеству что-то абсолютно новое? Тем не менее, позитивная психология, изучая роль положительных эмоций в жизни человека, экспериментально доказала, что они тоже являются «средством выживания», как и негативные. Ведь очевидно, что положительные эмоции делают человека более дружественным, а с увеличением количества друзей человек получает более высокие шансы эволюционного выживания.

7.jpg

Поэтому мне кажется, что Бринкман выступает не столько против позитивной психологии как таковой, сколько против инфантильных компенсаций экзистенциальных кризисов – призывов горе-коучей к полному «игнору» всего негативного. Их лозунги типа «не думай о плохом – и будешь счастлив» являются следствием искаженного понимания идей Мартина Селигмана, основоположника развивающейся позитивной психологии. Развивающейся, поскольку сам Селигман в своей последней книге «Путь к процветанию: новое понимание счастья и благополучия» достаточно радикально переосмыслил основы созданной им в конце 1990-х годов «теории счастья», обнаружив в ней со временем недостатки. Он пишет: «Раньше я думал, что предмет позитивной психологии – счастье, её золотой стандарт – удовлетворенность жизнью, а цель – преумножить удовлетворенность жизнью. Теперь я думаю, что предмет позитивной психологии – благополучие, золотой стандарт – процветание, а цель – преумножить процветание». Конечно, можно спорить и с этим. Но согласитесь, признать несовершенство своей прежней теории – это позиция очень сильного человека и ученого. Не зря с ним сотрудничают армия США, NASA, Всемирная организация здравоохранения и боссы с Уолл Стрит. То есть все, кто не потратит ни цента на вызывающие хоть малейшие сомнения в своей эффективности исследования.

8.jpg

Что касается позиции стоиков, то мне тоже близка их идея о страдании как неотъемлемой части бытия. Но счастье ощущения полноты и смысла своей жизни может обрести только тот, кто научится трансформировать неприятности и трагедии в ресурс для новых возможностей. Например, для кого-то потеря ребёнка – это только депрессия и путь к алкоголизму; а для кого-то – повод «пересобрать» свою жизнь и направить её на помощь другим людям. И таких примеров тоже много. Так поступили в своё время родители умершего 15-летнего мальчика, их единственного сына, основав в его честь университет, который стал одним из лучших в мире. Их фамилия была Стэнфорд. Так поступила и мама погибшей от рака девочки Алены Петровой, основав фонд её имени, уже более 10 лет помогающий бороться с этой страшной болезнью другим детям. Вот это и есть по-настоящему позитивное мышление и поведение.

Глава третья, совет третий: «Научитесь говорить “нет”». На мой взгляд, это один из лучших советов Бринкмана. Не соглашусь только с тем, что «вежливый отказ воспринимается в наше время как недостаток смелости и неготовность к переменам». Ничего подобного. Сказать безответственное «да» значительно проще, чем ответственное «нет».

Глава четвертая, совет четвертый: «Подавляйте чувства». Трудно не согласиться, если это, например, чувства зависти, гнева и мести. Но если это чувство любви к своему ребенку или другим родным людям, то это плохой совет. Забавно, что Бринкман призывает следовать примеру Сенеки, который боролся со своим чувством гнева с помощью юмора и иронии. Но ведь это тоже чувства!

9.png

Глава пятая, совет пятый: «Откажитесь от коуча». Легко. Но осознаёт ли Бринкман, что его собственная книга написана в формате классического коучинга? Типа «делай то-то и не делай того-то», «полезные наставления» и т.п. Разница только в том, что датский психолог предлагает не технологии саморазвития, а технологии современного стоицизма.

Глава шестая, совет шестой: «Прочитайте роман, а не книгу о саморазвитии или биографию». Да кто же откажется, если роман хороший?!

Глава последняя – седьмая, совет седьмой: «Размышляйте о прошлом». А мы и не прекращали. Мы тоже можем подписаться под словами «без прошлого нет настоящего и будущего», «прошлое – это наши корни, дающие ключ к самоидентификации». Что же касается предложения автора книги «напоминать всем, что в старые времена всё было лучше», то позволим себе сказать ему в ответ вежливое «нет», как он и советовал нам в главе № 3.

Таким образом эта небезынтересная, но очень противоречивая книга сначала создала ощущение «украденного праздника», а затем привела к позитивному настроению и еще более осознанному пониманию того, насколько сложна наша жизнь, чтобы измерять её рамками только одного философского направления или одной психологической теории.

Подобные эмоциональные и когнитивные трансформации очень важны. Каждый раз они помогают нам совершить рывок и взять новую высоту нашего личностного развития. Чаще это происходит как бы случайно, благодаря, например, встрече с интересным человеком или интересной книгой, заставляющими нас как-то по-другому посмотреть на мир и своё место в нём. Но есть точка во времени, «запрограммированная» и общая для всех, когда мы начинаем подводить некие итоги, пересматривать свои взгляды и строить новые планы на будущее. Это 31 декабря. Совсем скоро наступит эта дата. И я желаю всем воспользоваться этой замечательной возможностью для постановки новых целей и перехода на новый уровень своего профессионального и личностного роста; для осознания ценности искренней человеческой любви, дружбы и взаимопомощи.

С наступающим Новым годом, дорогие друзья! Всем вам – счастья, благополучия и процветания!

P.S. Оказалось, что у героев моего блога – Свена Бринкмана и Мартина Селигмана – «говорящие» фамилии: «brink» по-английски можно перевести как «край над обрывом», а «selig» на немецком означает «счастливый». Случайно ли это?

Ректор ТГУ Эдуард Галажинский

10_2.gif


27.12.2019
Предновогодний текст всегда хочется связать со сказочной или, по крайней мере, немного волшебной историей