Пандемия и мировое высшее образование. Интернационализация «на дому»
18.05.2020

Наступило время всестороннего осмысления того, что произошло в мировой системе высшего образования вследствие пандемии коронавируса. А также прогнозов о кардинальных изменениях в ней в ближайшее время и в перспективе. Почему так важно знакомиться с «форс-мажорными» кейсами университетов и образовательных организаций разных стран и обсуждать их? Ситуация с пандемией повсеместно развивалась так быстро и была настолько беспрецедентной, что ни у кого не было возможности воспользоваться чьим-либо опытом для преодоления проблем, связанных с необходимостью самоизоляции. Просто такого опыта ещё не было в природе. Вузам разных стран, регионов и городов приходилось принимать решения на свой страх и риск. Сегодня мы видим, что в чем-то они удивительным образом совпадали, в чем-то были противоположны. В каких-то своих решениях и действиях университеты не уверены до сих пор. Поэтому сравнивать и анализировать мировой опыт нужно хотя бы для того, чтобы утвердиться в собственных ответах на вызовы глобального кризиса либо срочно их корректировать. Тем более, что до всеобщей победы над COVID-19 ещё довольно далеко, и всё новые проблемы продолжают заявлять о себе и в сфере высшего образования. Кроме того, публичный дискурс на эту тему является своего рода социальным конструированием, в процессе которого рождаются возможные сценарии будущего высшего образования. Эти сценарии могут стать стратегиями реальных действий как отдельных университетов, так и мировой вузовской системы в целом.

К настоящему моменту в потоке статей о ситуации в мировом высшем образовании четко наметился ряд тем: новые векторы интернационализации и бизнес-модели для вузов; гибридное обучение в будущем; новый подход к общественным и гуманитарным наукам в ситуации кризиса; классический университет в кризисный и посткризисный период; роль «пандемического» кризиса, как такового, в трансформации высшего образования. И, как можно догадаться, каждая из этих тем обсуждается как оптимистично, так и пессимистично настроенными экспертами в зависимости от того, являются они «технократами» или «гуманитариями»; представляют ли они топовые вузы мировых рейтингов или нет и т.д.

В своих обзорах я остановлюсь на самых интересных, с моей точки зрения, мнениях и кейсах, представленных в современном мировом дискурсе в сфере образования. В этом выпуске блога я хотел бы более подробно поговорить об интернационализации.

2.jpg

В начале мая известный американский эксперт в области международного образования Джон Худзик в статье «Интернационалисты высшего образования должны быть разрушителями» высказал ряд интересных тезисов. По его словам, глобализация и интернационализация не исчезнут, но завтра они не будут такими, как вчера. Организации и люди, занимающиеся процессами интернационализации, должны быть «разрушителями» и в своих мыслях, и в действиях, чтобы приспособиться к новым реалиям посредством изменений и инноваций. Тем более, что предвестники «новой нормальности» заявляли о себе ещё задолго до пандемии коронавируса. Среди них:

- Сокращение инвестиций в высшее образование, которое теперь усугубится экономическими последствиями COVID-19. Поддержка многих видов международной деятельности не будет достигать уровня, достигнутого в недавнем прошлом.

- Глобальное распространение качественного образования и исследовательского потенциала на всех континентах, расширило возможности для привлечения лучших студентов и ученых. США, Канада, ряд европейских стран, Австралия, Китай, Япония стали реально конкурировать по стоимости и качеству университетского образования.

- Быстрый рост затрат на обучение своих и иностранных студентов ограничил доступ к образованию, изменил маршруты академической мобильности и условия обучения, сделав их не всегда доброжелательными по отношению к обучающимся.

3.jpeg- Появление более экономичных и гибких, но достаточно качественных, региональных моделей мобильности для преподавателей и студентов поставило под сомнение однозначную приоритетность дорогих стажировок в высокорейтинговых университетах. 
- Усилившийся в последние годы поиск более экологичных и устойчивых способов международного взаимодействия в настоящее время становится ещё актуальнее в связи с развалом авиа-отрасли, услуги которой станут после кризиса менее комфортными, но более дорогими. Использование в такой ситуации широких возможностей цифровых технологий для коммуникаций и обучения оказывается реальной, если не идеальной, альтернативой живому общению и офлайн-обучению.

Обо всех этих «проблемных» трендах некоторые эксперты, включая самого Джона Худзика, писали ещё лет 10 назад, но не были услышаны широкой академической общественностью. Сохранять статус-кво было проще и менее разрушительно. Сейчас же у интернационалистов высшего образования нет иного выбора, кроме как участвовать в реальных изменениях и инновациях. Другими словами, либо быть активными агентами изменений, либо быть побежденным ими.

4.jpgИтак, важнейшие составляющие интернационализации – обучение за рубежом и академическая мобильность – столкнулись с новой реальностью. Этого столкновения не избежали даже такие флагманские программы, как финансируемая госдепартаментом США стипендиальная программа Фулбрайта. В марте было объявлено о приостановлении грантов для всех её участников. И они, пребывая в разных странах мира, были вынуждены возвращаться домой, оставив незавершенными свои исследовательские проекты. Многие при этом потеряли свои доходы от подработок, жильё и медицинские страховки.

Фактически, сейчас учеба за границей полностью остановлена. По крайней мере, на лето. И возможность её возобновления осенью остается под большим вопросом, поскольку в случае если какие-то зарубежные учебные заведения и будут готовы осенью принять у себя иностранных студентов, то многие проблемы ещё не успеют разрешиться к этому времени. Это неготовность вакцины от коронавируса; сложности с оформлением паспортов и виз; предостережения национальных правительств от поездок граждан по всему миру; неспособность многих семей платить за обучение детей из-за резкого снижения доходов; наконец, страх родителей за здоровье и безопасность своих отпрысков.

5.jpg

Существуют и более безрадостные прогнозы относительно сроков возобновления обучения за рубежом и разных форм академической мобильности. Например, одна из крупнейших американских некоммерческих организаций – провайдеров обучения за границей IFSA (Institute for Study Abroad) полагает, что эти процессы начнут восстанавливаться не раньше весны 2021 года и в значительно меньших масштабах, чем ранее.

Первый этап проспективного исследования 11 000 потенциальных иностранных студентов, проведенного QS весной этого года, показал, что пандемия COVID-19 однозначно изменила намерения 46% опрошенных обучаться за рубежом; поставила их под вопрос у 25% и только у 29% оставила их неизменными. Иначе говоря, меньше трети студентов, ранее желавших учиться в зарубежных университетах, во второй половине февраля были всё ещё готовы осуществить свои планы сразу после окончания пандемии. К концу марта только 8% из числа опрошенных ответили утвердительно на вопрос, собираются ли они учиться в другой стране.

6.png

Исходя из этих реалий и прогнозов, многие организации-провайдеры в некоторых случаях уволили более 50% сотрудников и начали кардинально пересматривать свои стратегии с учетом возможности повторения ситуаций глобального кризиса. В частности, новые требования будут предъявляться к медицинским и иным страховкам для студентов; к арендуемому для них жилью, которое в случае необходимости должно быть приспособлено для вынужденной самоизоляции, и т.д. Главные же изменения должны коснуться целей организации обучения за рубежом, его ценностей и форматов.

Новые цели. Обычно, первый вопрос для будущих участников зарубежных программ таков: «ГДЕ именно – в какой стране и университете – вы хотели бы учиться?». А должен быть таким: «ЧЕМУ именно вы хотели бы обучиться за рубежом для своей успешной карьеры?». Конечно, всем хочется совмещать полезное с приятным – обучение с посещением интересной для себя страны. Но если на первом месте «приятное», а не «полезное», тогда это уже не учёба, а туризм. По мнению экспертов, те провайдеры, которые сосредоточены, прежде всего, на организации учебных программ, а не «туристических» поездок студентов, меньше всего пострадают от глобального кризиса.

Новые ценности. Предыдущие два десятилетия были периодом взрывного роста в сфере международных образовательных услуг. Университеты получили доступ к новым образовательным рынкам, лучшим ресурсам и талантам в глобальном масштабе, используя мировые рейтинги, чтобы подняться выше и обойти других. Однако, по мнению британского эксперта Эллен Хазелкорн, отношения между активными участниками мирового пространства высшего образования носили, скорее, транзакционный характер и зависели от финансирования со стороны соответствующих структур (например, Евросоюза) и доходов от обучения иностранных студентов. При этом последние уничижительно считались «дойными коровами».

7.jpg

Нынешний кризис даёт возможность по-новому взглянуть на ключевые факторы международного высшего образования и мировой науки, поставив во главу угла новую ценность – международную взаимосвязанность на благо человечества. Уроки истории и сама ситуация с пандемией коронавируса показывают, что лучшим ответом на глобальные вызовы является международное сотрудничество. Ни одна страна не обладает исчерпывающими ресурсами (знаниями и исследовательскими возможностями) для решения проблем такого масштаба самостоятельно. Ученые, редакторы научных журналов и спонсоры по всему миру откликнулись на призыв Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) объединить усилия для быстрого создания и производства вакцины против COVID-19. В результате появились электронные платформы с открытыми данными, научными публикациями и образовательными ресурсами по проблематике коронавируса и вакцины. Таким образом, хотя города и страны стали во время пандемии закрытыми, наука и образование – всё более открытыми.

8.jpg

Новые форматы. В ситуации, когда весь «мир нажал на кнопку “пауза”», наиболее инициативные провайдеры начали продумывать новые сценарии зарубежного обучения: виртуальные международные стажировки во время закрытия границ и гибридные варианты академической мобильности в посткризисный период. В связи с этим появилось и стало устойчивым понятие «домашняя интернационализация». Университеты и колледжи вынуждены создавать под эти сценарии, казавшиеся ранее совершенно фантастическими, новые форматы своих программ. Так, например, Университет Аркадии в Пенсильвании (США) предложил уже на это лето платную программу «Виртуальная Европа». В рамках данной программы студенты могут записаться не только на онлайн-курсы преподавателей-«амбассадоров» Университета Аркадии в Лондоне, Дублине, Эдинбурге, Барселоне, Гранаде, Афинах или Риме; но и на участие в виртуальных стажировках с работодателями в этих же городах.

9_.png

Очевидно, что для подготовки такой программы, да ещё в такие короткие сроки, потребовалась огромная самоотдача от всех её создателей и организаторов: менеджеров, преподавателей, методистов, работодателей, специалистов по коммуникациям, технических специалистов, не говоря уже о веб-дизайнерах. Ведь нужно было не только перевести все учебные курсы в онлайн-формат, но и создать как можно более полный эффект «присутствия» студентов – участников программы в нескольких крупных европейских центрах! В результате молодые люди смогут учиться, получать индивидуальные консультации профессоров и знакомиться с культурой новой для себя страны, участвуя в самых разных виртуальных интерактивных мероприятиях. Это ночные викторины на знания о Европе; лондонские музыкальные вечера и испанские музыкальные фестивали; «архитектурные» экскурсии по Риму и Афинам; мастер-классы приготовления еды вместе с известными шеф-поварами европейских столиц; совместные просмотры новых художественных фильмов; политические дискуссии; встречи с известными писателями; уроки традиционных танцев и другое. Запланирован даже «прощальный вечер» с участием всех преподавателей и студентов программы «Виртуальная Европа».

10_.pngПосле знакомства с великолепным сайтом программы начинаешь реально верить в то, что идея «домашней» интернационализации действительно имеет право на своё воплощение. Правда, с оговоркой, что оно должно быть именно такого уровня и включать все те аспекты, которые обязательны для программ реального пребывания студентов в зарубежных университетах: обучение, общение с профессорами и сверстниками, знакомство с историей и культурой принимающей страны.

Я уверен, что программы виртуальной интернационализации такого уровня могут и должны создавать и российские вузы. Они будут востребованы и в посткризисное время. Большой Томский университет тоже мог бы сотворить нечто вроде «Виртуальных Сибирских Афин», предложив наряду с качественными учебными курсами и увлекательные социальные и культурные программы.

Конечно, интернационализация «на дому» требует новой педагогики, новых форматов активного обучения и инновационного использования технологий. И эта педагогика должна быть открытой: являться результатом творчества преподавателей университетов разных стран и одновременно быть доступной для всех, кто в ней нуждается. Только так она может быть быстро создана и начать давать свои плоды в условиях глобальных кризисов.

11.jpgНа примере дискурса об интернационализации мы видим, что в этой сфере высшего образования идут одновременно два процесса: разрушение прежней и появление новой парадигмы. Это яркая иллюстрация к управленческой формуле «run-change-disrupt», о которой мы так много говорили в последние годы. Время «рутинных» задач и процессов («run») в интернационализации приостановилось, наступило время инноваций («change») и разрушения старого («disrupt»). В следующих выпусках блога мы увидим, как эти принципы работают в отношении других, не менее важных аспектов высшего образования.

Ректор ТГУ Эдуард Галажинский


05.08.2020
Сомнения относительно открытия или закрытия университетских кампусов в США усиливаются каждый раз, когда в СМИ появляется громкая публикация, разрушающая те или иные стереотипы