21-й век: «галактика Цукерберга» vs «галактика Гутенберга»
02.03.2020

В 20-х числах января в швейцарском Давосе состоялся очередной Всемирный экономический форум (ВЭФ), основанный полвека назад по инициативе немецкого экономиста, профессора Клауса Шваба – автора книги «Четвертая промышленная революция». Он и сегодня является бессменным исполнительным председателем ВЭФ, в который входят около 1000 крупных компаний и организаций из разных стран мира, включая Россию. Ежегодно в нём принимают участие более 3 тысяч международных экспертов, представляющих различные сферы бизнеса, науки, политики и общественной деятельности. Форум изначально задумывался для обсуждения наиболее острых мировых проблем и нарождающихся глобальных трендов, поэтому он интересен всем, кто хочет быть в курсе самой актуальной повестки дня начала третьего десятилетия 21 века. Современные технологии делают эту информацию доступной для самой широкой аудитории: видеозаписи многих мероприятий ВЭФ размещены в интернете.

2.jpeg
Среди них есть и выступление психолога Андрея Курпатова на деловом завтраке, организованном Сбербанком России в рамках ВЭФ-2020. Судя по количеству просмотров этого видео сразу на нескольких YouTube-каналах, тема трансформации человеческого мозга под влиянием цифровизации в изложении Курпатова заинтересовала многих, несмотря на полуофициальный характер этого выступления. Кстати сказать, с этим же материалом Курпатова пригласили и в Совет Федераций Федерального собрания РФ, где он выступил 12 февраля. Безусловно, он не первый, кто поднял эту тему. Ещё в самом начале 2000-х о рисках влияния компьютеризации на неокрепший детский мозг с трибуны британского парламента говорила член Палаты Лордов, баронесса Сьюзен Гринфилд – профессор Оксфордского университета, нейрофизиолог с мировым именем. Кстати сказать, в 2012 году она была одним из ключевых спикеров международной научной онлайн-конференции «Connect-Universum», организованной кафедрой социальных коммуникаций ТГУ, на тему «Влияние новых медиа на сознание и поведение молодежи». Профессор Гринфилд предупреждала, что новые технологии неизбежно повлияют на мозг человека не только позитивным образом и что первыми в группе риска окажутся дети.
3.png

Но если в «нулевых» и даже «десятых» о рисках цифровизации для человеческого мозга говорили в сослагательном наклонении, то сегодня они уже отчетливо проявились в поколении Z, родившемся после 2000-го года. В настоящее время зумеры, или центениалы, составляют треть населения планеты! Предполагается, что это поколение проживет не менее ста лет (отсюда и название centennial – столетний). Главное отличие этих цифровых аборигенов от всех предыдущих поколений, включая «игреков» и «миллениалов», заключается в том, что они, по факту своего рождения в цифровую эпоху, не представляют себе мир без цифровых девайсов и не знают общения без гаджетов. Появившись на свет «с айфонами в руках», они способны без каких-либо особых усилий быстро прокачивать и интуитивно отфильтровывать огромное количество информации. Мультизадачность для них – это нормальный режим работы. До сих пор многие СМИ и даже научные публикации описывают центениалов почти как сверхчеловеков, которые «менее восприимчивы к промывке мозгов» и которые за доли секунды понимают, достоверна ли информация. Считается, что представители поколения Z не боятся трудных заданий и предпочитают работать в коллективе. Да, у них отмечается дефицит внимания и неразвитость сопереживания чувствам других людей, но ведь это такая «мелочь» по сравнению с их суперспособностями!

4.png

Однако восторженное или, по крайней мере, спокойно-созерцательное отношение к антропологическим изменениям, выявленным у центениалов, начинает сменяться тревожным и очень тревожным. Это связано не только с личным опытом общения с цифровыми аборигенами многих из нас – преподавателей школ и вузов, но и результатами массовых исследований, проводимых учеными разных стран. Итак, что же происходит с мозгом современного молодого человека как типичного представителя поколения Z? С одной стороны, он очень похож на мозг человека любой эпохи, т.е. из двух задач, стоящих перед ним, всегда выбирает самую простую. Так, из двух экранов с изображением только текста на первом и только картинок на втором его внимание привлечет, конечно же, второй. И это нормально. С другой стороны, мозг центениала отличается тем, что взращивается, преимущественно, на простейшей интеллектуальной пище. В чём причина перехода мозга на такую обеднённую диету? Борясь за его внимание, производители информационных продуктов соревнуются за более простой контент: визуализированный, яркий, но малосодержательный. В результате в Сети происходит эскалация примитивного контента – основного «планктона», питающего молодой мозг. Так человек, незаметно для себя, переходит из галактики Гутенберга и цивилизации системного и критического мышления в галактику Цукерберга и цивилизацию пассивного восприятия цифровых визуальных образов.

5_новый размер.png

Что мы имеем в виду, когда говорим, что мозг не развивается должным образом? Когда-то, на самой заре его изучения, считалось, что развитие мозга происходит за счет увеличения в нём количества нейронов по мере взросления человека. Затем появилось противоположное мнение, в соответствии с которым нейроны с возрастом только убывали и не восстанавливались. Ещё позже наука доказала, что на протяжении всей жизни нормальный здоровый человек располагает примерно одинаковым количеством мозговых нейронов – около 85 млрд. Развитие же мозга происходит за счет увеличения и усложнения связей (или синапсов) между ними. При рождении человека эти синапсы локальны, что означает доминирование связей между относительно близкими друг к другу нейронами. Последующие 25 лет жизни – это время создания мощного «программного сервера», отвечающего за процессы мышления взрослого человека. Он формируется посредством возникновения всё новых и новых синапсов, образующих всё более сложные сети из отдаленных друг другу нейронов. Но есть одно «но»: такое усложнение (а по сути, развитие) происходит только в том случае, если мозгу приходится часто решать достаточно сложные задачи. Соответственно, если питать его только примитивным контентом, полноценного развития не происходит.

6_новый размер.png

Здесь мне хотелось бы копнуть чуть глубже, нежели ограничиться той совсем краткой информацией, которая присутствует на слайдах презентации Андрея Курпатова. Суть антропологических изменений когнитивного и социального характера, наблюдаемых нами в поколении Z, помогает понять открытие, сделанное в начале 2000-х годов группой ученых под руководством американского профессора Маркуса Райхла (Marcus Raichle). До этого многие нейрофизиологи полагали, что активность мозга подавлена, если человек расслаблен и наполовину дремлет. Но эксперименты с применением методов томографии выявили нечто удивительное: когда человек внешне бездействует, его мозг продолжает «кипеть». Иначе говоря, различные разделы мозга продолжают активно посылать сигналы (электронные импульсы) друг другу. И энергии на поддержание такой постоянной фоновой активности мозга уходит в 20 раз больше, чем на осознанную реакцию на какой-либо внешний стимул! Заслуга исследователей группы Райхла в том, что им опытным путём удалось подтвердить существование такого пассивного режима работы мозга и нейронной сети, отвечающей за внутреннюю организацию мозга в этом состоянии (default mode network, DMN). Предполагается, что именно DMN обеспечивает гибкость мышления, помогает творческому самовыражению, устанавливает глубокие связи с внутренним «я» и окружающим миром, активирует цепи социальных связей, способствует более чёткому проявлению смутных воспоминаний, объединяет прошлое, настоящее и будущее. В её функционал входит и подготовка человека к сознательным действиям, планирование им будущих событий. Исследования также подтвердили, что на мысленные мини-путешествия, которые «организует» DMN и которые не связаны с конкретными текущими задачами, но имеют принципиальнее значение для интеллектуального развития человека, приходится приблизительно около половины времени его бодрствования.

7.jpg

Согласно Райхлу и его последователям, кроме «тёмной энергии мозга», или дефолт-сети (DMN), управляющей мышлением, существуют ещё две важнейшие мозговые нейронные сети: сеть выявления значимости (salience network, SN) и центральная исполнительская сеть (executive control network, ECN). Первая из них отвечает за способность выбирать самое важное из потока информации, вторая — за контроль реакции на различные стимулы. Несколько лет назад стэндфордский нейрофизиолог Эшли Чен (Ashley C. Chen), в свою очередь, провела серию экспериментов на томографе и доказала, что DMN, с одной стороны, и SN вместе с ECN, с другой стороны, являются антагонистами по отношению друг к другу. Имеется в виду следующее: при активации сети выявления значимости и центральной исполнительской сети одновременно происходит подавление дефолт-сети, отвечающей за мышление. Человек сосредоточен на поиске и отборе наиболее значимой для себя информации, но его мыслительный аппарат (DMN) при этом как бы отключается.

Таким образом у центениалов, большую часть своего времени пребывающих в состоянии поиска и потребления «легко усваиваемого» контента, активируются сеть выявления значимости и центральная исполнительская сеть. Это означает, что энергия, отвечающая за мышление, не поступает. То есть их мозг «впадает в спячку». Молодые люди, постоянно находящиеся в социальных сетях, мыслят стереотипно, шаблонно, поскольку их основной «сервер мышления» (DMN), ответственный за креативность, отключен. Необходимого интеллектуального развития не происходит. На сегодняшний день уже около 40% детей (до 16 лет) в США и России почти постоянно находятся в режиме онлайн. 17-18-летние молодые люди всего мира проводят в сетях около 60-70% своего времени. Что же ждет человечество, если третья его часть, представляющее собой самое молодое поколение, предпочитает не думать, а только потреблять готовую и самую примитивную информацию?

8.png

Важно знать и следующее. Для настоящей активации дефолт-сети (DMN), отвечающей за мышление, требуется не менее 23 минут! Если такого времени нет, то мозг продолжает работать в другом режиме. Среднестатистический современный взрослый человек посредством телефона проходит в день около 80 онлайн-сессий. Это значит, что он отвлекается на потребление информации каждые 15 минут, и его мозг по определению не способен включать свою дефолт-систему на полную мощность. Согласно психологу Ларри Розену и неврологу Адаму Газзали, написавшим книгу «Рассеянный ум. Как нашему древнему мозгу выжить в мире новейших цифровых технологий», девять из десяти студентов используют свои ноутбуки во время занятий в неакадемических целях; а сотрудники компаний тратят половину рабочего дня на проверку электронной почты, даже если им не приходят соответствующие уведомления. Профессор Калифорнийского университета Глория Марк (Gloria Mark), проводившая исследования в сфере продуктивности труда и личной мотивации, в своей книге «Мультизадачность в эпоху цифровых технологий» утверждает, что люди на рабочем месте отвлекаются каждые три минуты, а по-настоящему сфокусированы на результате только 30-40 минут в рабочие сутки.

Что касается центениалов, то здесь ситуация не менее тревожная. По данным исследований Розена и Газзали, в течение дня подростки проверяют свои телефоны около 150 раз, то есть каждые 6-7 минут с момента пробуждения. При этом они уверены, что могут переключаться одновременно между 7 видами медиа (разными каналами). Эти же авторы описывают и новые виды психических расстройств, которые не существовали в доцифровую эру. Среди них:

  • «Синдром ложного вызова», когда человек принимает какие-либо звуки за звонок телефона, хотя он молчит.

  • FOMO (fear of missing out) – боязнь пропустить какую-либо важную новость или интересную возможность, возникающую при постоянном просмотре обновлений в сетях.

  • Номофобия (от no mobile-phone phobia) – страх потерять свой телефон. Невозможность воспользоваться телефоном в течение 10 минут вызывает у большинства современных подростков повышенную тревогу.

9 сайт newtonew com tech brain-of-future.jpg

При том, что наличие телефона современного молодого человека успокаивает, оно же делает его… глупее. Именно к такому выводу пришли ученые, исследовав результаты тестирования трех групп студентов. Первой из них предложили оставить телефоны за пределами аудитории; вторая группа могла оставить их в сумках, но не на столах; а третья группа держала их на столах, но экранами вниз. Выяснилось, что местоположение телефона непосредственно влияет на объем оперативной памяти испытуемых и подвижность их интеллекта. В случае, когда телефон лежал рядом, молодые люди в буквальном смысле глупели.

Выводы, представленные участникам ВЭФ-2020, звучат примерно следующим образом:

  1. Изменения в потреблении информации влияет на мозг человека. Мир разделяется не только на богатых и бедных, но и на умных и глупых.

  2. В условиях глобальной цифровизации меняется структура социального взаимодействия. Переход от вертикальных систем в управлении и социальности, где есть верх и низ, к «горизонтальному» обществу влечет за собой потерю навыков к обучению.

  3. Изменения в коммуникациях вызывают цифровой аутизм, неразвитость эмоционального интеллекта и цифровую зависимость.

  4. Общая установка на гедонизм при неумении строить образы будущего ведет к тому, что люди неадекватно реагируют на свои провалы и рассчитывают на легкий успех. Всё это негативно сказывается на экономике и развитии цивилизации в целом.

Итак, становится очевидным, что тема необыкновенных природных способностей цифровых аборигенов слишком перегрета. Классический университет с его парами, досками и мелом часто обвиняют в консерватизме. Но прежде чем менять кардинально систему обучения, нужно всё хорошо обдумать, поскольку основные риски и последствия цифровизации для человеческого мозга, когда-то звучавшие как маловероятные прогнозы, нашли своё реальное подтверждение на примере не только центениалов, но и более старших поколений. Любой эксперимент должен быть оправданным. И теперь перед нами стоит вопрос: как же нужно обучать сегодняшнюю молодёжь, учитывая реалии, а не только прогнозы 20-летней давности? Об этом мы поговорим в следующем выпуске блога.

Ректор ТГУ Эдуард Галажинский

Для тех, кто заинтересовался темой:

  • Маркус Райхл. Темная энергия мозга. Журнал «В мире науки». 2010, № 5.

  • Ларри Розен, Адам Газзали. Рассеянный ум. Как нашему древнему мозгу выжить в мире новейших цифровых технологий. Москва: Эксмо, 2019.


30.03.2020
В этом выпуске блога я хочу сосредоточиться на некоторых промежуточных выводах по итогам двух недель перевода вузовского образовательного процесса в новый формат