Когда молодость и «знает», и «может»
29.05.2020

Наука в России должна молодеть! Это – одна из целей нацпроекта «Наука». Более того, разработчиками проекта озвучены предполагаемые цифры: если действия всех его участников и внешние факторы будут способствовать реализации планов, то к 2024 году более 50% учёных должны быть моложе 39 лет. Впрочем, тенденция к «омолаживанию» обозначилась ещё в начале прошлого десятилетия. О причинах повышения интереса молодёжи к науке и о том, почему ТГУ – правильное место для самореализации молодого учёного, мы поговорили с Александром Борисовичем Ворожцовым, доктором физико-математических наук, профессором, проректором по научной и инновационной деятельности ТГУ.

Александр Борисович, наука в ТГУ действительно становится моложе?

На протяжении нескольких десятилетий наука в ТГУ становилась старше. Кстати, если спросить людей, не принадлежащих к нашей сфере, как выглядит «настоящий учёный», скорее всего, мы получим «фоторобот» человека почтенного возраста с благородной сединой. В реальности, несколько лет назад произошёл серьёзный перелом: наука, действительно, начала молодеть. Конечно, это связано и с объективными причинами: подросло и профессионально определилось поколение, появившееся на свет после демографической «ямы» 90-х. Однако самым важным фактором можно считать изменение государственной политики в отношении научной сферы. Уже несколько лет реализуется соответствующий нацпроект, поэтому все разговоры о том, что «наука у нас умирает и лучшие учёные покидают страну», сегодня не имеют под собой серьёзных оснований. Российская наука живёт, развивается и становится моложе.

Какие причины могут быть у молодого специалиста «захотеть» стать учёным?

Прежде всего, конечно, интерес. Он – основной мотиватор. И это не только моё личное мнение: согласно результатам Мониторинга научных кадров высшей квалификации ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, ради зарплат в науке работают только 4% обладателей ученых степеней. Для большинства наука – это сфера творческой самореализации.  

Кстати, во времена, когда я сам был молодым учёным, интерес являлся единственным мотиватором. О деньгах тогда речь вообще не шла. С другой стороны, я прекрасно понимаю, что заниматься пусть даже очень творческой и любимой работой легче, когда не нужно думать, чем кормить семью и как обеспечить будущее детей. И в этом плане, наши молодые научные сотрудники очень успешны. Получая грантовую поддержку, они могут позволить себе хорошие квартиры, автомобили и другие атрибуты финансового благополучия. Я бы сказал, что у лучших из них общий доход сравним с тем, что получают за свою работу молодые учёные за рубежом.

1.jpg

Вообще, молодым учёным сейчас предоставляется больше возможностей, чем старшему поколению исследователей. Существует много специальных грантов (Грант Президента, специальные программы РНФ и РФФИ, гранты для аспирантов, конкурс УМНИК), поддерживающих именно молодежь. Но, повторюсь: прежде всего, должны быть идеи и желание работать. А если о деньгах думать в первую очередь, то ничего не получится. Финансовый успех в данном случае – это следствие.

Стоит упомянуть и ещё один важный мотиватор – доступность зарубежных стажировок в ведущих университетах мира. Путешествия во время отпуска с целью отдохнуть на море или посмотреть достопримечательности – это одно. Поездки в рамках программ академической мобильности – это возможность увидеть ведущих учёных мира и даже лично познакомиться с некоторыми из них. После таких командировок у ребят горят глаза, появляется вдохновение и уверенность в собственных силах. Они быстрее пишут и защищают диссертации.

Учёный – это «герой-одиночка»? Или ему необходимо окружение из себе подобных для того, чтобы профессионально состояться?

Моё становление как учёного происходило в группе сверстников-единомышленников. Это были люди одного возраста, «замкнутые» на себе, но совершенно свободные с точки зрения исследовательской деятельности. И были реальные масштабные задачи, в моем случае - от ракетно-космической отрасли, и наша молодая научная группа смогла сделать свой вклад в обеспечение безопасности страны. Наш научный руководитель дал нам, практически, полную свободу действий. Мы постоянно были в командировках – месяцы проводили в других коллективах, в КБ и «закрытых» НИИ. Нам удавалось встречаться с легендарными генеральными конструкторами: академиками Виктором Петровичем Макеевым, ныне здравствующим и плодотворно работающим Юрием Семёновичем Соломоновым и многими другими. Потом, встречаясь, мы обменивались впечатлениями. Практически из всех моих коллег-друзей получились настоящие учёные, почти все стали докторами наук.

То же самое я делаю со своими подопечными - группой перспективных ребят. Каждый из них уже нашёл своё исследовательское направление, но все-таки ещё нуждается в менторе, определяющем стратегические цели и помогающем налаживать контакты с коллегами и партнёрами извне, когда это необходимо. Основную работу они уже выполняют самостоятельно: пишут статьи для зарубежных журналов и даже учат друг друга, демонстрируя некую «преемственность» в своём микро-коллективе. Средний возраст в группе – 33-35 лет, уже кандидаты и почти доктора наук, но есть магистранты, аспиранты и даже пара студентов 1 и 2 курсов. Моих ребят объединяет не только работа, но и личные отношения: они дружат семьями. Так что, я считаю, для учёного крайне важно развиваться среди единомышленников и работать в группе, по крайней мере, в начале своей карьеры.

Как изменила работу учёного эпоха высоких технологий и мобильности?

Я уже сказал о том, что возможность увидеть мир и показать свои результаты коллегам из других стран, сравнить свою деятельность с их работой – это мощный мотиватор для молодёжи. Раньше мы были этого лишены. И не только потому, что некоторые, включая меня, занимались «закрытыми» исследованиями, но и из-за «железного занавеса» в целом. Вся страна была закрытой, да и в остальном мире возможность путешествовать и активно обмениваться опытом была, в основном, у ограниченного круга состоявшихся учёных.

3.jpg

Не было открытой глобальной информационной сети, количество научных изданий и их тиражи были серьёзным препятствием для молодых людей в плане скорости работы над диссертациями, публикациями и исследованиями. Поиски информации требовали больше усилий и времени: при подготовке серьёзных работ необходимо было ехать, например, в московскую «Ленинку», так как круг публикаций, доступных в Научной библиотеке, ограничивался «бумажными» журналами, на которые была оформлена подписка. Их количество невозможно даже сравнивать с тем, что имеется сегодня в нашем распоряжении по онлайн-подпискам на сотни российских и зарубежных изданий. Возможно, это имеет прямое отношение к увеличению количества молодых учёных: благодаря интернету значительно оптимизировался процесс подготовки публикаций и диссертаций. Как говориться, было бы желание!

Чем именно ТГУ интересен как место работы для учёного, в частности, молодого? 2.jpg

ТГУ – это классический университет, в котором существует не только культ науки и технологий, но и культурно-ценностная среда. Именно она помогает формировать и профессиональные характеристики учёного, и личность исследователя. В Томске только наш университет обладает цельной инфраструктурой из Научной библиотеки, Ботанического сада, нескольких старинных классических корпусов и рощи. Конечно, «не место красит человека, а человек - место». Однако «стены», наравне с наставниками-учителями, безусловно влияют на морально-нравственные ориентиры, которые в профессиональном профиле учёного играют одну из ключевых ролей.

Редакция Блога

˃˃ следующий выпуск блога

˂˂ предыдущий выпуск блога