Эктопаразиты: бороться или сосуществовать?
29.10.2020

Кандидат биологических наук, сотрудник лаборатории мониторинга биоразнообразия Биологического института ТГУ Мария Владимировна Орлова – единственный специалист в России, занимающийся изучением эктопаразитов рукокрылых. Эктопаразиты, в частности, клещи живут на поверхности тела животных и человека и сами часто являются переносчиками бактериальных инфекций и вирусов. Летом 2020 года Марии Владимировне удалось обнаружить крайне редкий вид клеща – Spinturnix scuticornis – в совершенно необычных условиях. Клещ был снят с гималайской ночницы, которая провела последние 20 лет в спиртовом растворе в Зоологическом музее МГУ.

Сегодня мы поговорим о том, как происходят подобные открытия и почему результаты таких исследований крайне важны как в глобальных масштабах, так и для Сибири, где каждый весенне-летний сезон жители сталкиваются с серьёзной опасностью со стороны почти невидимого врага.

Мария Владимировна, как вам удалось совершить своё открытие?

Конечно, чаще всего мы работаем с живым материалом. Летучие мыши – группа в значительной степени охраняемая, поэтому сбор паразитов с этих животных ведется прижизненно: мышь поймали, сняли паразитов и отпустили. В случаях, если нет прижизненного материала (например, животное вымерло на изучаемой территории) или если не получилось выехать на полевые работы, как в этом году, можно обследовать имеющийся заспиртованный материал. Самая большая коллекция таких рукокрылых в России, насколько мне известно, находится в МГУ. Не имея возможности провести полноценные полевые работы, я отправилась в командировку к нашим московским коллегам. Никаких гарантий того, что на давно умерших животных окажутся паразиты, не было. Но была надежда на то, что в складках крыльев можно найти крепко зацепившихся паразитов. «Своего» клеща я обнаружила на животном с романтическим названием «гималайская ночница», привезённой когда-то из Вьетнама.

мыши 5.jpg

Оказалось, что подобный клещ не был зафиксирован на территории этого государства, да и в мире его удалось обнаружить лишь в четвёртый раз за всю историю изучения эктопаразитов. Поэтому он почти совсем не изучен, не известен его ареал обитания, не ясно, кто основной хозяин.  

Насколько важны такие открытия и чем примечателен именно этот клещ?

С одной стороны, открытие полезно, в первую очередь, для территории, на которой найден паразит. Оно проясняет список векторов, то есть членистоногих, способных быть переносчиками того или иного заболевания. Список фауны, в том числе, видов паразитов – это основа основ для исследования потенциальной бактериологической и вирусной опасности, угрожающей жителям данной местности. Сначала мы должны понять, что на территории государства обитает, а уже потом изучать всё остальное. Сейчас мы как раз работаем над созданием такого фаунистического списка.

мыши 3.jpg

С другой стороны, опыт этого года показал, насколько важны исследования локальной фауны для всего человечества: при открытых граница, особенно, когда речь идёт о странах с высоким туристическим потоком, местная проблема очень быстро может превращаться в опасность мирового масштаба. Китай нам чётко продемонстрировал, как недостаток знаний о рукокрылых может привести к глобальной катастрофе. А ведь на территории Юго-Восточной Азии остается большое количество территорий, до которых у исследователей пока «не дошли руки».

Что касается вирусных возбудителей рукокрылых, на сегодняшний день возможность их передачи с помощью векторов (членистоногих – клещей, блох и так далее) довольно слабо изучена.  Описано очень малое количество вирусов, ассоциированных с эктопаразитами рукокрылых. Из-за этого мы пока не можем сказать, как эта группа участвует в циркуляции тех или иных болезней. Но то, что участвует, - это совершенно точно! 

Как происходит сам процесс исследования уже заспиртованных эктопаразитов?

Крупных клещей рекомендуется несколько часов отмачивать в щёлочи. После того, как сходит избыточная склеротизация и частично растворяется внутреннее содержимое, их промываютмыши 4.jpg в воде и отправляют в специальный раствор – жидкость Фора-Берлезе. В нём клещ окончательно просветляется, растворяются все внутренние органы, а щитки и щетинки внешнего хитинового скелета становятся четко различимыми. Дальше клеща можно изучать под микроскопом и по конфигурации щитков и расположению щетинок определять его видовую принадлежность. Или описывать новый вид, если он не соответствует ни одному из известных описаний.  

А как можно определить, переносчиком каких заболеваний он может быть?

Для этого клеща нельзя помещать в щёлочь, так как у него разрушится ДНК, и мы не сможем узнать, какие бактерии и вирусы содержатся внутри. Такой экземпляр должен стать материалом для ПЦР (полимеразно-цепной реакции), позволяющей многократно воспроизвести отдельные фрагменты ДНК образца и выявить, какую инфекцию он может содержать в себе.  В случае с вьетнамским клещом этого не делали, так как он у нас был один, и приоритетной задачей было определение его видовой принадлежности. Это был первый шаг в изучении эктопаразитофауны летучих мышей Вьетнама, следующим уже может стать изучение инфекционных агентов (бактерий, вирусов, простейших).

Биологи ТГУ постоянно изучают что-то, связанное с клещами. Как это помогает решать проблему с ними на нашей территории?

Тут нужно понимать, что не все клещи – враги человечества. Паразитических клещей, являющихся угрозой для нас, намного меньше тех видов, которые приносят пользу. Например, почвенные клещи – один из важнейших компонентов экосистемы. И если мы устроим глобальную борьбу с клещами, мы уничтожим и их. Именно поэтому и нужно до деталей изучать эктопаразитов, чтобы бороться с ними точечно.

Самым эффективным способом борьбы с клещами было и остаётся опрыскивание акарицидами. Однако здесь присутствует эффект «борьбы брони и снаряда»: человек разрабатывает новые акарициды, а клещи отлично к ним приспосабливаются. Но чем больше мы знаем об этих паразитах, тем эффективнее будут новые системы опрыскивания. 

Вообще, бороться с группой кого-либо, значительно превосходящей по численности, – занятие вполне бесполезное.  Необходимо не уничтожать клещей, а учиться с ними сосуществовать. Это – единственное, что может сделать человек.  Клещи – альтернативно высокоразвитые существа, они жили задолго до человека и явно его переживут, тут можно даже не сомневаться. Другой вопрос, что чем больше мы о них знаем, тем нам же проще искать пути сосуществования с ними.

мыши 6.jpg

Редакция блога

˃˃ следующий выпуск блога

˂˂ предыдущий выпуск блога