Продюсер по инновациям
30.12.2016

Проректор ТГУ по инновационной деятельности Константин Беляков о том, как в университете появляются предприниматели

Проект Alma Mater

Университет живет в 2020 году

– Константин Олегович, зачем успешный предприниматель приходит в университет?

— Мне неинтересно заниматься чем-то понятным. Работа в университете – это изначально непонятная, амбициозная задача, у которой нет готового решения.

Университет — это все-таки та среда, где формируются идеи будущего. В этом отношении классический университет – это вся цепочка инноваций в хорошем понимании этого слова: от уровня первых идей философов, футурологов, футуристов, которые думают в масштабе столетий, потому что философы всегда размышляют о глобальных вызовах, с одной стороны. С другой стороны, они рассуждают о месте человека в истории, о том, как это будет развиваться. И вот на этом уровне формируется уровень замыслов научных разработок, понимание что, куда и как должно развиваться.

Наука подхватывает эти идеи, которые превращаются в исследовательские темы. И только после этого появляется история, связанная с применением результатов и конструкторскими разработками.

Так сложилось, что многие в университетах до сих пор считают, что все может закончиться на уровне разработки. Написать много научных статей, получить отклики, звания, регалии, общественное признание, может быть, Нобелевскую премию — все это важно. А внедрение и оценка разработки на реальном рынке – для ученых это часто всего лишь побочный эффект.

Задача инноватора – соединить, с одной стороны, научные и прикладные разработки, с другой стороны – запросы рынка. В ТГУ это понимают многие. Например, инжиниринговый химико-технологический центр, который внедряет свои технологические разработки в крупнейшие предприятия химической промышленности страны. Многие слышали о великолепной работе Олега Толбанова, которая позволила ТГУ встроиться в цепочку мирового производства сенсоров.

Их пример показывает, что университет – это точка сопряжения, территория, где встречаются все агенты рынка. Однако если мы будем ориентироваться на сегодняшние запросы экономики, то будем постоянно опаздывать. Мы все тут футуристы и живем уже не в 2016 году, а в 2020-м, как минимум, — нам нужно понимать, чем сегодняшние студенты должны заниматься, когда выйдут, через четыре-пять лет.

Константин Беляков

Конструктор Королев как предприниматель

– Что нового вы хотите привнести в ТГУ?

– В концепции «Университет 3.0» предусмотрен предпринимательский трек, помимо науки и образования. Рядом с квалифицированным специалистом и ученым должен появиться третий. Это директор, управленец, предприниматель. И нужно начинать готовить его с первого курса, а желательно со школьной скамьи, а еще желательнее – с детского сада человеку давать возможность думать о том, что он может перевернуть мир, внедрить технологию, которая изменит рыночные отношения.

Яркий пример — Сергей Королев, создатель космической индустрии. Он был инженер, он всегда гордился тем, что он инженер. Но он был и предпринимателем, так как смог «зажечь» огромное количество других инженеров, чтобы создать еще не существовавшую тогда космическую отрасль.

Вот такую жилку мы должны развивать в наших студентах. Понятно, что не все наши выпускники станут Королевыми. Но думать о том, что они могут такими стать, нужно с первых лекций.

Если нам получится реализовать предпринимательский трек, через год мы уже получим какую-то часть студентов, в которых будет этот огонь зажжен. Это будет делаться с помощью лабораторий бизнеса, взаимодействия с компаниями-партнерами, вместе с которыми будем учить студентов азам предпринимательства, поведения в реальном рынке.

Важно, чтобы к моменту, когда у нас появлялись научные разработки, уже были люди, которые погружены в них, могут подхватить разработки и развивать дальше: либо встраивать в существующую цепочку производств, либо вытаскивать на рынок.

Возможен и более сложный вариант: например, Стив Джобс сам должен был сформировать рынок современных мобильных устройств. И многие научные разработки требуют именно такого подхода – для них рынка нет, надо его формировать.

— Можно ли оценить предпринимательскую успешность студента?

— Сейчас каждому нашему студенту присваивается индекс успешности по нескольким активностям: например, социальной, научной, образовательной. Задуман и будет внедрен «четвертый трек» – предпринимательский. Если студент выступил на предпринимательском форуме, что-то внедрил, что-то продал, что-то купил, что-то сделал полезное, ему также будет присваиваться предпринимательский коэффициент. И по выходу из университета на основании четырех коэффициентов человека как специалиста будет оценивать работодатель на рынке.

Венчурный инвестор в университете

— Следующее, что необходимо сделать – это создать инструменты рыночной поддержки проектов. То, что делается сегодня институтами развития, – это замечательно: субсидирование, грантовая поддержка... Но нужна рыночная система отбора и поддержки, в частности, венчурное инвестирование. Поэтому в университете в ближайшее время должен быть создан венчурный фонд, который будет работать сам и послужит примером для других. Наблюдая за работой этого венчурного фонда, многие студенты будут обучаться «правильному» рыночному процессу. Не «грантоедство», а именно рыночный ход, когда инвесторы и предприниматели рискуют, вкладываясь в бизнес-проект, и если он «выстреливает», то их осыпает денежным дождем.

Понятно, что не все истории будут успешными. И те предприниматели, которые, потерпев поражение, не уйдут в наемные работники, а скажут «Я стал сильнее» и пойдут дальше – это и будут реальные Предприниматели.

Этому нужно учить у нас в университете. Как и во всей стране.

– Задача выглядит довольно сложной.

– Решить ее полностью пока ни у кого не получалось. Но тем интереснее! В свое время, когда я занимался созданием и внедрением информационной системы для здравоохранения, все вокруг говорили: такого никогда не было и не будет. Но сейчас мы все, жители Томской области, пациенты этой работающей системы. Вы идете в поликлинику и видите, как работают электронные очереди, запись через интернет, системы медицинской статистики. Всего десять лет тому назад это считалось нереальным.

Надо просто ставить амбициозные цели.

— Вы думаете, это задача ближайшего будущего?

— Если бы я был китайцем, с их горизонтом планирования, то сказал бы, что задача лет на сто. Но я по-русски амбициозен, мне хочется увидеть результат при жизни. Так что я скажу: первую отдачу мы увидим года через три.

Константин Беляков

«Если ребенок хочет свой проект — не давайте ему полного финансирования»

– Вы обмолвились о том, что в человеке нужно воспитывать предпринимательский дух с детского сада. Реально ли ребенка научить инновационному мышлению или это всегда случайность?

– Всегда можно научить. Но, как и в любом деле, есть очень талантливые люди, есть не очень талантливые именно в этом. Научить петь можно любого. Научить играть на любом инструменте. Но один это делает так, что душа разворачивается, а другой просто играет. Хорошо играет, замечательно поет, но не более того. Так же в предпринимательстве: у кого- то это великолепно получается, у кого-то не очень хорошо.

Быть предпринимателем – это одна часть истории. Есть еще управленцы. Это тоже великая деятельность, очень трудоемкая – быть директором. Это люди без глобальных идей, но они четко выполняют свою работу. Таких людей на рынке сейчас днем с огнем не сыщешь, которые будут работать, не лишат владельца его прав, не утащат этот бизнес и не создадут свой.

Эти компетенции надо воспитывать и поощрять владение ими. В детстве можно просто дать конфетку, когда ребенок уже взрослый, надо поощрять, софинансируя его проекты. Если ребенок захотел сам запустить свой проект, я, как родитель, рекомендую помогать финансово, но не на сто процентов входя в дело. Тогда у человека появляется трек развития, он понимает, что ему помогают и видят в нем перспективы. Он и дальше будет работать в этом направлении.

Когда в провинции работать выгоднее, чем в Нью-Йорке?

– Какой опыт дал вам «Элекард», компания, из которой вы пришли в ТГУ?

– На сегодняшний день более девяти тысяч компаний в мире пользуются продуктами «Элекард». Мы являемся одними из мировых поставщиков кодеков, программ для цифровой обработки видео и звука.

На производительность наших технологий отрасль ссылается при оценке производительности новых разработок. Это дорогого стоит – быть тем, на кого ориентируются и опираются в оценках. Мы иногда лучше, иногда хуже других, но всегда являемся одним из опорных индикаторов.

– Является ли препятствием в работе ваше местонахождение: в России, да еще и не в столице?

– Полагаю, это заслуга основателей компании, которыми в свое время были придуманы инструменты, на тот момент не совсем рыночные, но эффективные. История эта всем известна: когда были сделаны первые кодеки, Андрей Поздняков начал раздавать их бесплатно, чтобы рынок откликнулся. Тогда это был нонсенс: работать, работать, а потом взять и раздать! Но кодеки брали. Бренд стал узнаваем. Создатели смогли дать мировому рынку по-настоящему нужный продукт. И дальше можно было зарабатывать на его апгрейде, введении новых возможностей и так далее.

Это был творческий подход к рынку. Сегодня это стало стандартом, а тогда было необычно. И таких необычных шагов делается много. Кто-то выделяется дизайном, кто-то какой-то характерной «фишкой». И уже не важно, где эта компания находится. Мы все сегодня в глобальном рынке. Нет смысла запускать локальный продукт – он «схлопнется». Пройдет буквально три-пять лет, и его не будет.

Надо всегда что-то делать с амбициями на мировой рынок, только тогда это будет востребовано также на региональном уровне. Делать так называемое «импортозамещение» и рассчитывать только на местных покупателей – это дорога в никуда. Она очень короткая, эта дорога, и быстро регрессирует. Напротив, сделайте у себя глобальный продукт, это и будет настоящим импортозамещением.

Работаете вы в сибирском селе или в Нью-Йорке – компания есть, пока есть амбиции. Работа в провинции может оказаться очень выгодна, потому что уровень содержания специалистов будет значительно ниже, чем в Нью-Йорке. Любые R&D-разработки, которые будут проведены под Йошкар-Олой или в Томске, в любом случае будут конкурентоспособны по цене при работе с любым партнером.

Другое дело – надежность. Другое дело – комфортность. Это качества бизнеса, которые надо создавать.

Мы работаем круглосуточно, потому что в этом есть рыночная необходимость: заказчик не будет долго ждать. Рынок очень жесткий. Если кто- то предложит лучшее – заказчик возьмет лучшее. А если на рынке существуют очень близкие по цене и качеству продукты, он возьмет продукт той компании, которая надежна. Продукт, который будет выпускаться и через десять лет. Потому что горизонт планирования у заказчика – не год и не два, это всегда десятилетия. Когда что-то покупаешь, надо быть уверенным, что будущем тебе обеспечат техподдержку.

И университет должен стать надежным гарантированным партнером для заказчика. Не тем, когда научный работник сегодня увлечен созданием «суперагрегата», а завтра уже другой идеей. Надежный партнер этот «суперагрегат» будет производить минимум еще пять лет и гарантированно будет поддерживать свой продукт. Университет уже является таким. Но должен стать еще более надежным бизнес-партнером. Это ключ к созданию его бизнес-окружения, в котором будут не только местные компании, но и весь мир.

– Константин Олегович, последний вопрос. В начале интервью вы мне сказали, что пришли сюда из-за собственных амбиций. Вы же поставили какую-то задачу перед собой? Что это за задача?

– Цель одна – создать предпринимательский трек. Создать систему, неминуемую систему, когда вокруг университета будет создаваться пул предприятий, которые с ним взаимодействуют. Не обязательно томских. Это должен быть целый мир. Когда наш университет будет ежедневно взаимодействовать с производственной экоструктурой мира, это даст мне возможность сказать: «У нас получилось».