Историки ТГУ и ТюмГУ: немецкие ученые меньше привязаны к университетам
1 Октября 2018

Доцент факультета исторических и политических наук ТГУ Михаил Грибовский и старший научный сотрудник лаборатории социально-антропологических исследований ТГУ, зав.кафедрой отечественной истории ТюмГУ Александр Сорокин проанализировали глубинные опросы немецких профессоров. Они выявили, что коллеги из Германии меньше привязаны к университету, где они работают, чем россияне.

Историки взяли более 20 глубинных интервью у представителей немецкого академического сообщества в четырех университетах – Кельна (Северный Рейн-Вестфалия), Бремена (Земля Вольный ганзейский город Бремен), Эрлангена-Нюрнберга и Пассау (Бавария). Их интересовал взгляд немецких коллег на свою профессию, осознание ее сильных и слабых сторон

– Из отличительных черт германской высшей школы следует отметить высокую профессиональную и низкую организационную идентичность университетских преподавателей, – отметил Александр Сорокин. – Например, немецкие профессора-юристы скорее чувствуют сопричастность юридическому профессиональному сообществу, а не университету. Зачастую респонденты отмечали, что они в меньшей степени знают и находятся в коммуникации с коллегами внутри университета, нежели с исследователями в своей отрасли права вне вуза.

В качестве недостатков профессии немецкие профессора, как и их коллеги из Франции, Великобритании и России, отметили высокую нагрузку. Однако преподавателям в Германии в большей степени удается ставить границы между работой и домом. Респонденты отмечали, что с окончанием рабочего времени профессора стараются переключиться на иные, не связанные с профессиональными обязанностями дела. Они больше работают в офисе в университете, а не дома.

– К числу особенных черт профессиональной идентичности немецкой профессуры следует отнести значимость нематериальных факторов мотивации и самоудовлетворении от труда, – подчеркнул Михаил Грибовский. – Крупные научные проекты не предполагают значительного увеличения заработной платы, поэтому мотивацией профессоров служит возможность решения масштабных и сложных исследовательских задач, включенность в международные коллаборации и расширение академической мобильности.

Среди респондентов были и выходцы из России. Ученые-соотечественники отметили относительную быструю адаптацию и интеграцию в немецкое академическое сообщество, но при этом отсутствие сопричастности с немецкой культурой на уровне быта, языка.

Поездка историков состоялась благодаря победе в конкурсе фонда Менделеева, которая позволила продолжить исследование профессиональной идентичности преподавателей разных стран.

Так, в рамках этого проекта историки уже проанализировали более 20 глубинных интервью с преподавателями лидирующей группы вузов Великобритании, входящих в топ-100 мирового рейтинга. Согласно их выводам, российских и британских профессоров объединяет «Университет 3.0»: трансформация высшей школы приводит к тому, что преподаватели все больше уделяют внимание развитию финансовых и управленческих навыков.

Кроме того, анализ 25 глубинных интервью французских ученых и госслужащих Министерства образования Франции показал, что и во Франции, и в России ученые включают в личный круг общения коллег по работе, в отличие от британцев, которые предпочитают сохранять формальные отношения.

В августе Александр Сорокин в рамках выигранной стипендии им. И.И. Мечникова посольства Франции в России опросил восемь представителей французского академического сообщества. Он подтвердил тезис о существовании «Парижской престижности», то есть столичные университеты и Гранд Эколь позиционируют себя отдельно от других учреждений высшей школы Франции. Причиной, по мнению респондентов, является высокомерие преподавателей-парижан.

Кроме того, подтвердилась гипотеза об особой значимости для французских преподавателей самоидентификации своей профессии – не формально по статусу занимаемой должности, а по идейным мотивам с государственной службой. Это выражается в идеях «служения» и «ответственности» перед обществом.