Эксперт EdCrunch Томск: о педагогах, сложности e-learning, поколении Z
13 Июня 2019

Конференция EdCrunch Томск, проходившая в ТГУ в рамках недели трендов мирового образования EdTrendWeek, собрала ведущих российских и зарубежных специалистов области передовых технологий обучения. Среди участников конференции – профессор кафедры технологии и профессионального обучения МПГУ Марина Вайндорф-Сысоева. Эксперт в области онлайн-педагогики поделилась своим мнением о внедрении онлайн-обучения в школах и вузах, чего не хватает педагогам для освоения нового инструмента и почему конференция EdCrunch Томск становится местом притяжения для профессионалов в области новых образовательных технологий.

IMG_20190530_131224.jpg

– Многие преподаватели еще только учатся обращаться с таким инструментом, как МООК, и встраивать онлайн-курсы в свои программы. Марина Ефимовна, вы работаете с преподавателями, как можете оценить их готовность к использованию нового формата обучения? Насколько самим преподавателям это интересно?

– Дело в том, что поколение, которое обучает учителей, занималось по старым технологиям. Это значит, что в школу зачастую приходит учитель, который не владеет современными методами, это очень важная проблема. На самом деле, если говорить о преподавателях, то креативных среди них 7-13 процентов, еще 20-25 процентов – это люди, которые на примере могут создать свое, а дальше идут исполнители, у которых есть шаблон и они по нему готовят. От того, какой преподаватель, во многом и зависит продвижение онлайн-образования. Если попался педагог, который доверяет новому формату обучения, который научился грамотно интегрировать его в традиционную программу, то его учащимся очень повезло, он поможет им использовать этот инструмент для получения новых знаний.

– С какими сложностями сталкиваются преподаватели при переходе на онлайн-обучение?

– С самыми разными. Причем, преподавателям в университетах этот переход дается еще сложнее, чем школьным учителям. Одним из факторов, который вызывает серьезные затруднения, является отсутствие единой нормативной базы. Например, возникает вопрос, как считать часы, как их распределить? Всё ведь упирается в нагрузку преподавателя. С одной стороны, если ты берешь дистанционный формат, ты как будто бы меньше работаешь в аудитории, с другой стороны – трудозатрат на самом деле больше, как преподаватель ты тратишь больше времени.

В аудитории ты поставил оценку – и всё, а когда ты используешь онлайн-курсы, там не принимается балл, нужен комментарий. С этим работать всегда непросто – нужно иметь другое мышление, иначе относиться к процессу, понимать, как его можно оценить. Они же все разные. Уровень знаний и возможностей тоже разный. Один сделал небольшой прирост – ты ему ставишь 100, а другой сделал всё, но я ему ставлю меньше. Я считаю, если вы пришли учиться, значит, должны показывать свои новые превращения, а не то, что в вы умели раньше. Вообще, учить людей онлайн – это другая работа, и если преподаватель хочет – он должен работать, невзирая ни на что.

– Университетам как-то удается решать проблему с нормативами?

– Я бы сказала, что лишь отчасти. Каждый университет пытается производить какие-то свои расчеты, но государственных нормативов нет. Поэтому каждый вуз старается сократить часы на дистант так, чтобы потом не было мучительно больно. Плюс к этому постоянно меняются планы, часы, да и дети не особенно мотивированы – им нужно все быстро, сегодня и сейчас, а мы им про фундамент.

– Но, казалось бы, современному поколению скучно в аудитории, а формат онлайн-обучения должен быть более интересен, в отличие от работы в аудитории? Ведь многие из них «родились с гаджетами», почему же они не особо мотивированы?

– Здесь есть несколько проблем. Представители поколения Z, действительно, родились с гаджетами, но они используют их в своих интересах. Как только вы начинаете учить, это для них сложно. Это уже проверено. Второе: дистанционный формат или онлайн-обучение, в первую очередь, рассчитаны на самостоятельность, а этому никто не учит.

В прошлом году я в первый раз столкнулась с результатами опроса, которые были опубликованы национальным обществом технологии обучения при «Рыбаков фонде». Изучался запрос на обучение от учителей, какие трендовые течения. Были опрошены несколько тысяч учителей со всех стран мира. У них появился запрос: как обучаться самостоятельно? То есть педагоги сами этого не знают – и не могут научить других.

– Марина Ефимовна, вы второй год подряд участвуете в конференции EdCrunch Томск в качестве эксперта. Как вы оцениваете развитие онлайн-обучения в ТГУ и Томске, и насколько данная конференция полезна в плане продвижения?

– На мой взгляд, Томск – это город для студентов. Во-первых, институты, которые здесь есть, созданы для обучения. Ты чувствуешь себя здесь комфортно. Я вижу, что студент в Томске не загнан в рамки, у него есть свобода. Второе – крайне важно, что у вас очень думающее и креативное руководство. Вот и сейчас выступление ректора на конференции показало, что он мыслит новыми категориями. Он не говорит то, что мы бы хотели услышать о том, что университет такой замечательный, он говорит о том, что есть – у нас есть онлайн-курсы, но это не решение проблемы. Это действительно так! Ваш ректор это осознает. Поэтому преподаватели, которые работают, демонстрируют студентам совсем другие подходы к обучению. Поэтому и город для студентов.

Я понимаю, что есть разные преподаватели, креативные и не очень, но роль руководства существенно влияет на все эти процессы. Если нет решения сверху осознанного, то внизу никогда не придет результат. Я знаю ваш институт дистанционного обучения, это совсем иной подход, то, к чему многие еще не приблизились.

Что касается EdCrunch Томск, здесь обсуждаются темы, которые будоражат ум. Сюда едут люди, которым интересно, – те, кто профессионально занимается цифровым образованием либо кто пока не очень в теме, но хочет погрузиться. Здесь можно «выловить» для себя много полезного, это такая точка сопоставления, где можно сверить себя с другими, понять, на каком уровне ты находишься и насколько ты успеваешь включаться в образовательные тренды.